Книги по техническому анализу Фундаментальный анализ Полный список литературы Торговые стратегии Книги по психологии трейдинга
Лучшие Форекс-брокеры

Глава № 12. Основные проблемы

Лучшие бинарные брокеры
Акелис С.Б. Технический анализ от А до Я

Аррингтон Дж.Р. Руководство по управлению рисками

Баффет У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями

Беллафиоре М. Один хороший трейд

Бернстайн П. Против богов: Укрощение риска

Борселино Л.Дж., Комминс П. Дейтрейдер: кровь, пот и слезы успеха

Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

Вильямс Л. Долгосрочные секреты краткосрочной торговли

Гейтс Б. Дорога в будущее

Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Даглас М. Дисциплинированный трейдер. Бизнес-психология успеха

Дамодаран А. Инвестиционные байки: разоблачение мифов о беспроигрышных биржевых стратегиях

Демарк Т.Р. Технический анализ – новая наука

Дэвидсон А. Скользящий по лезвию фондового рынка

Ильин В.В., Титов В.В. Биржа на кончиках пальцев

Ковел М. Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка

Коннорс Л.А., Рашке Л.Б. Биржевые секреты

Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Мы живем в удивительное время – в самом начале информационного века. Куда бы я ни приходил, с кем бы ни говорил (на конференции или за обедом), меня почти всегда спрашивают, какие перемены сулит информационная технология. Люди хотят знать, в какой мере она повлияет на нашу жизнь. Лучше она станет или хуже?


Знаете ли Вы, что: у брокера валютного рынка ForexClub имеются клиенты, заработавшие более 1 млн. долларов прибыли.


Аналитические обзоры, более 60-ти торговых стратегий, сигналы лучших индикаторов и многое другое в бесплатном Аналитическом портале лучшего Форекс-брокера «NPBFX» (Форекс от Нефтепромбанка)

Я уже говорил, что по натуре я – оптимист, и с оптимизмом смотрю в будущее. Новая технология обогатит наш досуг, активизирует культурную жизнь, расширив доступ к разнообразной информации. Появится возможность работать дома или в удаленных офисах, а это ослабит нагрузку на городские структуры. Снизится расход природных ресурсов, поскольку многие продукты будут выпускаться не в "вещественной" форме, а в виде последовательности битов. Новая технология поможет нам обрести независимость, шире обмениваться опытом и покупать товары, подогнанные под наши запросы. Гражданам информационного общества откроются беспрецедентные возможности для работы, образования и отдыха. Государства, смело идущие вперед, объединив свои усилия, получат несомненные экономические преимущества. Возникнут совершенно новые рынки и миллионы новых рабочих мест.

Экономика, если смотреть на нее сквозь призму десятилетий, всегда на подъеме. На протяжении последних веков поколение за поколением находило все более эффективные способы трудиться, накапливая колоссальный багаж знаний и опыта. Средний человек сегодня живет лучше, чем какой-нибудь аристократ пару столетий назад. Хорошо бы, конечно, владеть его землями, но что тогда делать с его болячками? Ведь достижения одной только медицины существенно увеличили продолжительность жизни и повысили ее уровень.

Генри Форд на заре двадцатого века создал автомобильную промышленность, но сегодня Ваш автомобиль превосходит любую из машин, за рулем которых сидел он, один из самых богатых людей Америки того времени. Современные машины и безопаснее, и надежнее, а о стереосистемах и говорить нечего. Но совершенству нет предела. Постоянный рост производительности труда неуклонно движет общество по пути прогресса, и рядовой гражданин в развитой стране станет во многих отношениях "богаче" любого из нас сегодняшних – это всего лишь вопрос времени.

Мой оптимизм вовсе не означает, что я смотрю на будущее сквозь розовые очки. При создании информационного общества издержки неизбежны – как и при любых крупных переменах. Начнутся неурядицы в ряде секторов бизнеса, и занятым в них придется переучиваться на другие специальности. Доступность дешевых компьютеров и средств связи изменит взаимоотношения стран и социоэкономических групп внутри государств. Мощь цифровых технологий и универсальность их применения вызовут новые трудности в сохранении личных, коммерческих и государственных тайн. Общество вновь всколыхнется от вопросов, связанных с равенством всех его членов. Ведь информационная магистраль должна служить всем гражданам, а не только технической и экономической элите. Одним словом, есть над чем подумать. Я не претендую на раздачу готовых рецептов от всех проблем, но, как я уже говорил в начале книги, сейчас самое время приступить к их широкому обсуждению. Технический прогресс всегда ставит перед обществом новые, более сложные проблемы, многие из которых сегодня даже нельзя предвидеть. Темп изменений настолько высок, что иногда кажется, будто мир обновляется чуть ли не каждый день. На самом деле это, конечно, не так. Но к переменам надо готовиться заранее. Обществу предстоит трудный выбор в таких областях, как всеобщая доступность образования, его финансирование, разработка законодательных основ и соблюдение баланса между личной неприкосновенностью и безопасностью общества.

Однако, как ни важно думать о будущем, поостережемся поспешных действий. Пока мы в состоянии сформулировать лишь самые общие вопросы, а значит, сейчас нет смысла вдаваться в детальную проработку специфических законов. Еще есть время понаблюдать за развитием приближающейся революции, чтобы принять решения взвешенно и разумно, а не под влиянием эмоций.

Вероятно, очень многих волнует проблема: "Смогу ли я занять достойное место в новой экономике?" И мужчины, и женщины опасаются, что их профессии устареют, что они не приспособятся к непривычным методам работы, что их дети могут связать свою жизнь с обреченными отраслями промышленности, что перемены в экономике приведут ко всеобщей безработице, особенно среди пожилых людей. Их беспокойство вполне оправданно. Действительно, забвение грозит как отдельным профессиям, так и целым отраслям индустрии. Однако на их месте возникнут другие, ранее не известные. Все это произойдет в ближайшие 2-3 десятилетия – по историческим меркам, очень быстро, – но может носить такой же мирный характер, как и "микропроцессорная" революция, коренным образом изменившая условия нашей работы.

Несмотря на то что микропроцессоры и созданные на их основе персональные компьютеры действительно изменили и даже ликвидировали некоторые рабочие места и компании, трудно найти хоть какой-то мало- мальски крупный сектор экономики, на котором это отразилось бы негативно. Конечно, компаниям, выпускающим мэйнфреймы, мини-компьютеры и пишущие машинки, пришлось потесниться, но компьютерная индустрия в целом выросла, а общее число рабочих мест значительно увеличилось. Многие сотрудники крупных компьютерных компаний вроде IBM или DEC, потеряв работу, находили ее в той же сфере – чаще всего в фирмах, так или иначе связанных с персональными компьютерами.

И за пределами компьютерной индустрии также трудно отыскать сектор экономики, пострадавший от персональных компьютеров. Многие работники типографий оказались не у дел из-за появления настольных издательских систем, однако на каждое ликвидированное рабочее место в этой отрасли теперь приходится несколько новых – как раз благодаря распространению настольного издательства. Перемены никогда не сулят благополучия всем сразу, но из всех революций, пережитых человечеством, одна – вызванная появлением персональных компьютеров – прошла на удивление безболезненно.

Некоторые уверены, что число рабочих мест в мире ограниченно, и человек, потерявший работу, останется за бортом. К счастью, экономика работает иначе. Это обширная взаимосвязанная система, в которой ресурсы, освободившиеся в одной области, становятся доступны в другой, где могут оказаться даже ценнее. Когда необходимость в том или ином рабочем месте отпадает, человек, занимавший его, волен приложить свои силы на другом рабочем месте. В итоге люди начинают зарабатывать даже больше, что в перспективе приводит к общему повышению уровня жизни. Развитие экономики идет, конечно, не по гладкой прямой – время от времени возникают и кризисы перепроизводства, и депрессии, что вызывает рост безработицы. Но технический прогресс, как правило, ведет к увеличению рабочих мест.

В развивающейся экономике потребность в тех или иных профессиях постоянно меняется. Вспомните, раньше все звонки проходили через телефонистку. Когда я был совсем маленьким, чтобы позвонить в другой город из дома, приходилось набирать "0" и называть телефонистке номер. Во времена моей юности многие компании все еще держали операторов, которые переадресовывали звонки абонентам, вручную переключая провода на коммутаторе. А в наши дни телефонисток почти не осталось, хотя число звонков выросло просто несоизмеримо. Управление взяла на себя автоматика.

До промышленной революции большая часть населения жила и работала на фермах. Производство продуктов питания – вот основное занятие тех поколений. Если бы тогда кто-нибудь предсказал, что через пару столетий в сельском хозяйстве будет занято всего лишь несколько процентов от общего числа жителей, крестьяне наверняка бы занервничали: чем они будут зарабатывать себе на жизнь? В 1990 году U.S. Census Bureau (Американское бюро переписи) зарегистрировало 501 профессию, подавляющее большинство которых полвека назад даже и не существовало. И хотя сейчас нельзя предугадать, какие профессии появятся в будущем, вполне вероятно, что в основном они будут связаны с потребностями сферы образования, социального обеспечения и досуга.

Мы знаем: когда магистраль напрямую соединит покупателей и продавцов, те, кто сейчас выступает в роли посредников, окажутся не у дел. Нечто подобное уже наблюдалось, когда такие крупные торговые фирмы, как Wal-Mart или Price-Costco, а также другие компании, эффективно применяющие новые методы розничной торговли, начали теснить обычные магазины. Захват фирмой Wal-Mart сельских рынков больно ударил по торговцам в небольших городках. Кто-то из них выживает, кто-то – нет, но региональная экономика от этого не страдает. Можно сожалеть о потере каких-то традиций, но магазины-склады и сеть быстрого питания будут преуспевать и впредь, потому что потребитель долларом голосует за того, кто, снижая цены, позволяет им экономить деньги.

Сокращение числа посредников – еще один способ снизить цены. Он тоже ведет к сдвигам в экономике, но не более стремительным, чем перемены в розничной торговле, происшедшие за последнее десятилетие. Пройдут годы, прежде чем магистраль настолько широко вторгнется в область торговли, что это заметно отразится на количестве посредников. Впереди еще немало времени, чтобы успеть все обдумать и принять решение. Сейчас трудно сказать определенно, чем займутся те посредники, услуги которых больше не понадобятся. Не будем торопить события и посмотрим, какие виды созидательной деятельности откроет новая экономика. Так или иначе, работа в обществе найдется для всех.

Плоды технического прогресса вряд ли принесут радость и тем, чьи профессии окажутся в подвешенном состоянии. Человек долго учился, чтобы в совершенстве овладеть ею, и нельзя ожидать, что он вот так сразу откажется от нее и пойдет переучиваться чему-то другому. Адаптация всегда проходит болезненно, но ее не избежать. Не так-то просто подготовиться к наступающему веку. Ведь если почти нереально предугадать побочные эффекты даже тех перемен, которые мы еще можем как-то предвидеть, то что говорить о влиянии тех, которые мы и представить не в состоянии. Сто лет назад люди стали свидетелями появления первых автомобилей. Было ясно, что кто-то сколотит на них состояние, а кто-то останется без работы. Но предсказать, как развернутся конкретные события, не было дано никому. Вы, конечно, могли тогда посоветовать друзьям из компании Acme Buggy Whip (она занималась гужевыми перевозками) переключиться на "лакировку" своих резюме и изучение двигателей внутреннего сгорания, но откуда Вам было знать, что надо вкладывать деньги в прокладку газонов, разделяющих полосы встречного движения?

Несомненно, что в будущем значительно поднимется роль образования, которое дает ключ к решению общих проблем. В быстро меняющемся мире именно образование поможет быстрее адаптироваться к новым условиям. Во времена экономических преобразований лучше всего дела идут у образованных людей. Знания и опыт общество будет все больше поощрять, поэтому мой Вам совет: получите хорошее образование и постоянно совершенствуйтесь, всю жизнь приобретая новые навыки, интересуясь всем новым.

Многие будут вынуждены покинуть насиженные места, однако это не значит, что общество отказывается от их знаний. Но и отдельным работникам, и целым компаниям придется переквалифицироваться – может быть, еще не раз. Правительства и фирмы окажут, конечно, какую-то помощь, но ответственность за свою судьбу, свое образование лежит, прежде всего, на самом человеке.

И первый шаг здесь – освоить компьютеры. Правда, почти всех новичков машина заставляет нервничать, прежде чем они хотя бы немножечко разберутся в том, как с ней работать. (Единственное исключение – дети.) Пользователь, впервые прикоснувшийся к клавиатуре, боится, что одно его неверное действие приведет к поломке компьютера и потере важной информации. Конечно, данные иногда утрачивают, но редко когда их не удается восстановить. Мы много работали над тем, чтобы потерять информацию было труднее, а восстановить – легче. В большинстве современных программ есть команда "Undo" ("Отменить"), которая позволяет вернуть документ к исходному состоянию, если сделано что-то не так. Видя, что ошибки не приводят к катастрофе, пользователи становятся увереннее и даже экспериментируют – персональные компьютеры к этому располагают. Набирая опыт в обращении с ПК, человек начинает понимать, что компьютер может, а чего – нет. Из коварного врага он превращается в инструмент. Как трактор или сеялка, компьютер – всего лишь машина, с помощью которой мы эффективнее решаем некоторые задачи.

Еще одно опасение: со временем компьютеры так "поумнеют", что возьмут на себя все, и человеческий разум больше не понадобится. Хотя я уверен, что со временем действительно появятся программы с элементами искусственного интеллекта, крайне сомнительно, что это произойдет при моей жизни. Десятилетиями ученые, которые исследуют проблему искусственного интеллекта, пытаются разработать компьютер, обладающий умственными способностями и здравым смыслом. В 1950 году Алан Тьюринг сформулировал постулат (впоследствии его назвали "тестом Тьюринга"): если Вы беседуете с человеком и с компьютером, не видя ни того, ни другого, и при этом не уверены, кто из них кто, значит, у этой машины действительно есть разум.

Все прогнозы относительно создания искусственного интеллекта оказались чрезмерно оптимистичными. Даже простейшие тесты на обучаемость пока не под силу самым мощным компьютерам мира. И если машины иногда кажутся нам разумными, то лишь потому, что они специально запрограммированы на решение какой-то задачи – совершенно прямолинейно, в соответствии с четко определенным алгоритмом. Например, компьютеры, играющие в шахматы на уровне гроссмейстера, в поисках верного хода, по сути, просто перебирают миллиарды его вариантов.

В обозримой перспективе компьютеры превратятся не более чем в инструмент человеческого интеллекта. Однако информационные устройства до тех пор не станут основным средством публикации, неотъемлемой частью общества, пока на магистраль не "выйдут" практически все пользователи, а не только элита. Было бы замечательно, если бы каждый – богат он или беден, стар или молод, горожанин или фермер – получил доступ к одному из информационных устройств. Но для большинства персональные компьютеры (единственный на сегодняшний день вид информационных устройств) – по- прежнему непозволительная роскошь. Как только основная часть населения установит у себя дома эту аппаратуру, те, у кого ее нет, воспользуются общественными информационными устройствами – в библиотеках, школах, на почте или в киосках. Не следует, однако, заблуждаться – вопрос об организации всеобщего доступа возникнет только тогда, когда популярность магистрали достигнет своего пика, причем такого значительного, о котором и не мечтают сегодня многие комментаторы. Как ни смешно, но некоторые из этих знатоков, недовольные тем, что чрезмерная популярность магистрали породит массу проблем, в то же время опасаются, что общество ее вообще не примет.

Полноценная информационная магистраль будет служить всем – в этом смысл ее названия. Дорогую систему, связывающую несколько крупных корпораций и отдельных богачей, просто нельзя назвать "информационной магистралью" – это всего лишь частная информационная дорога. Сеть, которая не сумеет "привлечь" достаточный объем интересных материалов, не выживет, и именно такой конец ждет ее, если она станет привилегией 10% населения. Авторские материалы всегда имеют фиксированную цену, и, чтобы сделать их общедоступными, нужна обширная аудитория. Если магистраль охватит основную часть потенциальных потребителей, ее не удержит на плаву даже реклама. Случись такое, надо будет немедленно снижать абонентную плату или приостанавливать развертывание магистрали вплоть до реорганизации ее структуры. Информационная магистраль – либо массовое явление, либо призрак.

В конце концов, стоимость вычислительной техники и средств связи настолько снизится, а среда конкуренции станет настолько открытой, что цена информации на магистрали будет небольшой. Прибыль от рекламы позволит распространять многие материалы и вовсе даром. Однако большинство предлагающих свои услуги – рок-группы, инженеры-консультанты или книгоиздатели – по-прежнему будут брать с пользователей определенную плату. В общем, информационная магистраль каждому вполне по карману (при разумном ее использовании), но бесплатной она не станет.

Деньги, которые Вы потратите на услуги магистрали, Вы и сегодня расходуете на те же услуги – только в другой форме. Так было всегда. Вспомните, раньше Вы покупали грампластинки, теперь те же суммы уходят на компакт-диски, деньги, которые Вы когда-то откладывали на билеты в кино, теперь попадают в видеопрокат. Через какое-то время расходы на видеопрокат плавно перекочуют в систему "видео-по-заказу". Сегодня Вы платите за подписку на периодику, завтра перебросите часть этих денег на оплату услуг интерактивных информационных служб и сообществ. Ну а те немалые суммы, которые сегодня идут на оплату телефона и кабельного телевидения, можно потратить на пользование самой информационной магистралью.

Доступ к правительственной информации, консультативным медицинским службам, электронным доскам сообщений и некоторым учебным пособиям будет бесплатный. Ступив на магистраль, все люди получат равные права на обращение к жизненно важным оперативным материалам. Через два десятилетия, когда на магистраль придут торговые, образовательные и коммуникационные службы, статус человека как полноправного члена общества будет зависеть, по крайней мере, частично, от того, насколько активно он пользуется магистралью. А самому обществу придется решать, как субсидировать равный – в географическом и социально-экономическом смысле – доступ всех пользователей к магистрали.

Образование – только часть ответа на вызов, брошенный информационным веком, ведь само по себе оно лишь частично решает проблемы общества. Герберт Уэллс, одаренный, как и всякий футурист, воображением и даром предвидения, пришел к этому выводу еще в 1920 году. "История человечества, – говорил он, – все больше напоминает гонку образования и катастрофы". Образование – один из величайших рычагов прогресса, и любой успех в этой области выравнивает стартовые возможности каждого человека. Например, красота электронного мира проявляется и в том, что дополнительные затраты на расширение круга людей, использующих образовательные материалы, практически равны нулю.

Учиться работе с персональными компьютерами можно и через игры. Я уже рассказывал, что мое увлечение компьютерами началось именно с игр, как и много лет спустя то же самое случилось с Уорреном Баффетом. А моего отца "зацепило", когда он обнаружил, что компьютер отлично справляется с подготовкой налогового отчета. И если компьютер пугает Вас, то почему бы не попробовать с малого? Найдите, на что способен персональный компьютер и что может облегчить Вашу жизнь (или сделать ее чуточку интереснее), и займитесь этим, постепенно привыкая к машине. Сочините на компьютере пьесу, подсчитайте свои финансы, помогите детям справиться с домашним заданием. Рано или поздно Вы поймете, какую пользу приносит компьютер, и поверьте – Ваши усилия не пропадут даром. Дайте ему шанс, и он покорит Вас. Ну а если работа на компьютере все-таки покажется Вам чересчур трудной и непонятной, это вовсе не значит, что Вы не слишком сообразительны. Нет, это значит, что нам надо продолжать работу над тем, чтобы компьютеры стали еще проще.

Свои слова я обращаю прежде всего к молодым. Если Вам пятьдесят или больше, Вы, вероятно, уйдете на пенсию раньше, чем возникнет необходимость осваивать компьютер, хотя, на мой взгляд, отказавшись от него, Вы упустите массу удивительных вещей. А если Вам сегодня двадцать пять, но рядом с компьютером Вам неуютно, Вы рискуете оказаться на обочине жизни – чем бы Вы ни занимались. Кроме того, умеющему работать с компьютером гораздо легче найти работу.

Информационная магистраль, увы, не для моих сверстников, и уж тем более не для старшего поколения. Она принадлежит будущему. Развивать информационную технологию предстоит детям последнего десятилетия, которые рядом с компьютером росли, а взрослеть будут вместе с магистралью – в следующее десятилетие.

Особого внимания заслуживает проблема неравноправия полов. В дни моего детства казалось, что возле компьютеров вертятся одни парни. Сегодня девочки гораздо активнее общаются с компьютерами, чем 20 лет назад, но среди технических специалистов женщин по-прежнему очень мало. Если мы не будем противиться тому, чтобы девочки, как и мальчики, с раннего возраста привыкали к компьютерам, то можно не сомневаться: они займут достойное место в любой профессии, доступ к которой открывает компьютерная грамотность.

Вспоминая свое детство и глядя на подрастающих детей своих знакомых, я уверен: стоит ребенку сесть за компьютер, как тот сразу же приковывает все его внимание. Но мы должны предоставить ребенку такую возможность. Каждой школе надо обеспечить недорогой доступ к компьютерам, соединенным с информационной магистралью. Нужны и педагоги, свободно владеющие новыми инструментами.

Мы пока не оценили одно из самых замечательных свойств информационной магистрали: достичь в ней равенства гораздо проще, чем в реальном мире. Ведь чтобы в любой средней школе каждого бедного района была такая же библиотека, как в школах Беверли-Хилс, нужны колоссальные средства. Но соедините школы компьютерной сетью, и они получат одинаковый доступ к информации, где бы она ни хранилась. Равноправие в виртуальном мире непременно поможет решить некоторые социальные проблемы, стоящие перед нашим обществом. Конечно, компьютерные сети не снесут барьеры несправедливости и неравенства, но дадут мощный толчок этому процессу.

Многих интересует вопрос, как оценивать такую интеллектуальную собственность, как развлекательные и образовательные материалы. Экономисты прекрасно разбираются в ценообразовании товаров, произведенных классическим способом. Они могут объяснить, что обоснованные цены непосредственно отражают структуру издержек. Когда на рынке одновременно действуют конкурирующие производители, цены на их продукцию обычно падают до предельной себестоимости. Такова общая тенденция. Но эта модель не годится для интеллектуальной собственности.

Базовый курс экономики описывает кривые спроса и предложения – их пересечение и определяет цену продукта. Но когда речь заходит об интеллектуальной собственности, простая экономика бессильна, поскольку привычные нормы издержек производства здесь не применимы. Создание интеллектуальной собственности обычно требует больших затрат. Эти издержки фиксированны и не зависят от того, продан один ее экземпляр или миллион. Съемки Джорджем Лукасом (George Lucas) очередной серии Star Wars (Звездные войны) обходятся в миллионы долларов – независимо от того, сколько людей смотрит ее в кинотеатрах.

Ценообразование на интеллектуальную собственность осложняется еще и тем, что сегодня производство одного ее экземпляра (по сути, носителя) обычно обходится сравнительно недорого. Завтра, на информационной магистрали, стоимость доставки копии продукта (приблизительно равная стоимости ее производства) станет еще ниже и будет ежегодно снижаться в соответствии с законом Мура. Приобретая новое лекарство, Вы оплачиваете главным образом затраты фармацевтической фирмы на научные исследования, разработку и испытания этого лекарства. Даже если предельная себестоимость производства каждой таблетки минимальна, фармацевтические фирмы все равно вынуждены брать с Вас гораздо больше, особенно при узком рынке сбыта. Выручка от среднего пациента должна покрыть основную часть затрат на научные исследования и дать при этом достаточную прибыль, чтобы инвесторы, рискнувшие своими деньгами на создание нового лекарства, остались довольны. Когда лекарство закупает бедное государство, перед фармацевтикой встает моральная дилемма: отсрочить (или существенно снизить) плату за передачу патента или лишить эту нищую страну нового лекарства. Однако в любом случае, раз производитель должен вкладывать деньги в научно-исследовательские работы, кому-то надо платить за лекарство суммы, превышающие его предельную себестоимость. Поэтому цены на медицинские препараты сильно разнятся в разных странах, и от этого страдают малообеспеченные граждане богатых государств – если только их расходы на лекарства не возмещает правительство.

Одно из возможных решений – придумать схему, при которой лекарство, фильм или книга обходятся обеспеченному человеку дороже. Кому-то такой расклад покажется не самым удачным, однако именно так сегодня действует система налогообложения. Через подоходный и другие налоги лица с высокими доходами платят за содержание дорог, школ, армии и государственных учреждений больше, чем рядовой налогоплательщик. В прошлом году, продав часть акций Microsoft, я заплатил в виде налога на прибыль 100 миллионов долларов. Я не жалуюсь, но это пример тому, как одни и те же услуги могут стоить совершенно по-разному.

Плата за доступ к информационной магистрали может быть установлена исходя из политических соображений, без учета реальных затрат. Так, чтобы уравнять в "информационных правах" жителей удаленных районов, придется здорово раскошелиться – в связи с высокой стоимостью прокладки кабелей. Вполне вероятно, что компании не загорятся желанием вкладывать в это деньги, а абонирование за свой счет "географически неравноправным" гражданам будет просто не по карману. Следует ожидать жарких споров и вокруг того, должно ли правительство субсидировать подключение сельских районов или издавать постановления, по которым эта "повинность" ляжет на жителей крупных городов. Прецедент известен – доктрина "универсального обслуживания", разработанная специально для финансирования некоторых коммунальных услуг в сельских районах Соединенных Штатов. Согласно этой доктрине, стоимость почтовой, телефонной связи, а также электроэнергии не зависит от местожительства. Хотя в сельской местности, где дома и предприятия рассредоточены на больших площадях, эти услуги обходятся гораздо дороже, чем в городских районах.

По отношению к доставке газет и приему радио- и телесигналов такая политика не проводилась. Тем не менее, эти средства массовой информации вошли в каждый дом, поэтому, очевидно, что в определенных обстоятельствах всеобщий доступ можно обеспечить и без вмешательства властей. Почтовое ведомство США было учреждено в составе правительства с одной целью: гарантировать действительное равенство всех граждан при обращении к почтовым услугам. Однако службы UPS и Federal Express могли бы не согласиться с этим, потому как сумели не только охватить большое количество потребителей, но и заработать на этом деньги. Видимо, ожесточенная полемика насчет того, должно ли правительство участвовать в обеспечении всеобщего доступа к информационной магистрали (и если да, то в какой степени), растянется на долгие годы.

Магистраль позволит тем, кто живет в отдаленных уголках, принимать активное участие в жизни большого мира и получать любую информацию. Совмещение деревенского образа жизни с городским информационным сервисом многие сочтут достаточно привлекательным, и поэтому не исключено, что у компаний, обслуживающих сеть, появится стимул провести волоконно-оптические линии в удаленные регионы с высоким уровнем доходов. Весьма вероятно, что некоторые штаты, города и даже частные застройщики станут активно финансировать подключение к магистрали, способствуя таким образом развитию своих регионов. Это приведет к тому, что можно назвать "Аспен-изацией" ("Aspen-ization") страны. Сельские сообщества, заинтересованные в повышении уровня жизни, будут специально подключать своих жителей к магистрали, чтобы привлечь к себе новый класс городской технической элиты. Но в целом города, конечно, подключатся к информационной магистрали раньше сельских районов.

Пересекая границы, магистраль принесет информацию и новые возможности в развивающиеся страны. При дешевой глобальной связи люди, где бы они ни находились, смогут работать в русле мировой экономики. Например, говорящий по-английски кандидат наук из Китая обратится за консультацией к своим коллегам в Лондоне. Интеллектуалам в промышленно развитых государствах грозят в каком-то смысле новые конкуренты – в последнее десятилетие это уже пережили рабочие некоторых отраслей индустрии, когда в западные страны хлынул поток дешевой рабочей силы из развивающихся государств. Тем самым информационная магистраль станет мощной движущей силой международного обмена интеллектуальными товарами и услугами, – как когда-то доставка грузов по воздуху и морские контейнерные перевозки помогли развитию международной торговли.

В итоге мир станет богаче, а значит, и стабильнее. Вероятно, развитые страны и их рабочий потенциал сохранят за собой ощутимое экономическое превосходство. Однако разрыв между сильными и слабыми (экономически) государствами сократится. Запоздалый старт иногда дает определенное преимущество. Он позволяет тем, кто начал позже, не делать лишних шагов и ошибок, допущенных первопроходцами. Эти страны перешагнут через этап индустриализации. Они вступят непосредственно в информационный век. Например, в Европе телевидение появилось на несколько лет позже, чем в США. А результат – более высокое качество телевизионной картинки, поскольку к тому времени, когда Европа выбирала свой стандарт, появились более совершенные разработки. И вот уже несколько десятилетий европейцы наслаждаются более качественным телевизионным изображением.

Телефонные системы – еще один пример того, как запоздалый старт может дать определенное преимущество. В Африке, Китае и других развивающихся странах мира многие жители пользуются сотовыми телефонами. Они быстро распространяются в Азии, Латинской Америке и других подобных государствах, так как не требуют прокладки медных проводов. Многие специалисты предсказывают, что совершенствование технологии сотовой связи позволит этим странам вообще обойтись без традиционных "проводных" телефонных систем. Им не придется рубить миллионы деревьев на телеграфные столбы или тянуть сотни тысяч миль медной проволоки только для того, чтобы потом все это разломать. Беспроводная система станет их первой телефонной сетью.

Совершенные средства связи обещают выровнять различия между государствами и уменьшить значение государственных границ. Факс, портативная видеокамера и CNN (Cable News Network), наряду с другими силами, приблизили крах коммунистических режимов и окончание холодной войны, потому что благодаря ним информация легко прорывалась за "железный занавес".

Коммерческое спутниковое телевидение позволяет теперь гражданам таких государств, как Китай и Иран, ловить отблески окружающего мира без санкций своих правительств. Новый вид доступа к информации может сплотить людей, помогая им понять чужие культуры. Однако кое-кто полагает, что, когда бесправные народы узнают о более цивилизованных отношениях, это приведет к разочарованию и, хуже того, к "революции ожиданий". Или так. Информационная магистраль дает своим пользователям огромное преимущество, и из-за этого в отдельных обществах якобы нарушится баланс между традиционным и современным образом жизни. Дескать, некоторые культуры окажутся под угрозой, так как люди начнут больше интересоваться глобальными проблемами и мировыми культурами в ущерб национальному укладу.

"Тот факт, что одна и та же реклама может привлечь и ньюйоркца, и фермера из Айовы, и жителя африканской деревни, еще не значит, что эти люди одинаковы", – критиковал Билл Мак-Киббен (Bill McKibben) проявляющуюся, с его точки зрения, на телевидении тенденцию сглаживать единообразным подходом местное своеобразие. "Просто очевидно, что этих людей связывает очень немногое, и именно то немногое, что у них есть общего, лежит в основе мирового сообщества".

Тем не менее, если люди хотят смотреть рекламу или программу, которую она поддерживает, следует ли их лишать такой возможности? Этот политический вопрос каждой стране придется решать самостоятельно. Однако фильтровать материалы, передаваемые по магистрали, будет весьма нелегко.

У американской массовой культуры оказался такой потенциал, что некоторые государства сейчас пытаются ограничить ее распространение. Они надеются, что местное телевидение выживет, если иностранному разрешить выходить в эфир лишь на несколько часов в неделю. Однако в Европе доступность спутникового и кабельного телевидения затрудняет правительственный контроль. А информационная магистраль вообще разрушит границы, и мировая культура (или отдельные ее ценности и традиции) станет достоянием всех народов. Магистраль поможет и патриотам (даже живущим вдали от исторической родины) обращаться к собратьям по крови или убеждениям. Укрепляя разнообразие культур, этнические сообщества, магистраль в какой-то мере будет противодействовать воцарению единой мировой культуры.

Если люди намеренно сужают круг своих интересов и сторонятся внешнего мира, если штангисты общаются только со штангистами, а латыши читают только латышские газеты, возникает риск утратить что-то из общечеловеческих ценностей и мирового опыта. Подобная ксенофобия может привести к раздроблению общества. Но уверен, этого не случится, потому что люди хотят ощутить свою принадлежность к разным сообществам, в том числе и к мировому. Обычно именно телевидение позволяет всем нам, американцам, вместе переживать какое-нибудь событие национального масштаба – будь то взрыв "Челленджера", розыгрыш Суперкубка, инаугурация президента, военные действия в Персидском заливе или автомобильные гонки. В такие моменты мы едины.

Кроме того, людей беспокоит, что мультимедиа превратится в такой доступный и привлекательный вид досуга, что некоторые будут пользоваться системой слишком часто, в ущерб всему остальному. Действительно, когда виртуальная реальность станет доступна всем, это может вырасти в серьезную проблему.

В один прекрасный день игра в виртуальную реальность позволит Вам зайти в виртуальный бар и переглянуться с какой-нибудь обворожительной незнакомкой. Она заметит Ваш интерес и подойдет, чтобы завязать разговор. Вы очаруете новую подругу своим шармом и остроумием. Возможно, вы оба решите тут же отправиться в Париж. У-ух! И вот Вы уже в Париже, любуетесь витражами Нотр-Дам де Пари. "Вы никогда не катались на 'звездном пароме' (Star Ferry) в Гонконге?" – может быть, спросите Вы у своей красотки, приглашая ее в новое путешествие... Да, виртуальная реальность – штука посильнее любой видеоигры, и можно запросто впасть от нее в зависимость.

Если Вы почувствуете, что слишком часто или слишком надолго уходите в эти – такие заманчивые! – миры, и это начнет вас беспокоить, всегда можно найти "противоядие". Скажите системе: "Какой бы пароль я ни ввел, никогда не давай мне играть больше получаса в день". Небольшой ограничитель избавит вас от привыкания к тому, что стало навязчиво -желанным. Примерно так же, как если бы Вы наклеили на холодильник парочку снимков толстяков, чтобы отбить свой чрезмерный аппетит.

Ограничители всегда помогут совладать с теми привычками, которые потом вызывают только раскаяние и сожаление. Если кто-то предпочитает проводить свободное время, разглядывая витражи на модели собора Парижской богоматери или болтая в виртуальном баре с искусственным другом, то это его (или ее) право. Сегодня многие подолгу просиживают перед телевизором. Эти зрители только выиграют, если нам удастся заменить пассивные развлечения интерактивными. Честно говоря, меня не очень беспокоит, что люди будут "пропадать" на информационной магистрали. Мне кажется, ситуация будет не страшнее, чем с компьютерными или азартными играми. Ну а тем, кто чересчур увлечется виртуальной реальностью, помогут реабилитационные группы – примерно те же, что сегодня помогают наркоманам и алкоголикам.

Куда больше, чем излишняя склонность отдельных лиц к удовольствиям, меня волнует уязвимость общества, которое может слишком доверчиво во всем полагаться на магистраль.

Эта сеть и машины на базе компьютеров, подключенных к ней, станут для каждого человека новой игровой площадкой, новым рабочим местом, новым учебным классом. Сеть заменит обычные платежные средства. Она поглотит большую часть существующих видов связи. Она будет нашим фотоальбомом, дневником, телевизором. Сила магистрали – в ее гибкости, но это же означает, что мы будем очень сильно от нее зависеть.

Такая зависимость может стать опасна. При отключении электричества в Нью-Йорке в 1965 и 1977 годах миллионы людей несколько часов пребывали в панике. Электроэнергия – это свет, отопление, транспорт и безопасность. Когда она отключилась, застряли лифты, погасли светофоры, остановились водяные насосы. Город был парализован.

О возможности полного разрушения информационной магистрали стоит побеспокоиться заранее. Однако, благодаря сильной децентрализации системы, случайная авария вряд ли приведет к большим потерям. Если выйдет из строя один сервер, его заменят другим, и данные восстановят. Но система весьма уязвима. С ростом ее авторитета придется все чаще применять принцип избыточности – дублировать все ее важные компоненты. Уязвимость системы отчасти кроется в ее зависимости от криптографии – математических замков, предохраняющих информацию от несанкционированного доступа.

Ни одна из современных защитных систем – будь то замок на рулевом колесе или стальной сейф – не дает гарантий абсолютной надежности. В лучшем случае можно лишь максимально осложнить работу потенциальному взломщику. Вопреки всеобщему убеждению в обратном, безопасность компьютерной информации достаточно высока. Компьютеры способны настолько хорошо защищать свои данные, что даже самым изощренным хакерам нелегко добраться до них, если только кто-нибудь, работающий с этими данными, не допустит ошибку. Именно небрежность чаще всего пробивает брешь в безопасности компьютерных систем. На магистрали вероятность ошибок тоже довольно велика; при этом потоки информации будут куда значительнее. Кто-то распространит цифровые билеты на концерт, а они окажутся поддельными. И всякий раз, когда будет случаться нечто подобное, придется пересматривать не только систему, но, быть может, и законы.

Поскольку неприкосновенность цифровых денег всецело зависит от используемых шифров, любое достижение в математике или компьютерной науке, ниспровергающее очередную криптографическую систему, может обернуться настоящей катастрофой. Одним из таких открытий в математике может стать более эффективный способ разложения простых чисел на множители. Любой человек или организация, владеющие этим способом, смогут подделывать деньги, проникать в личные, коммерческие и государственные тайны, даже подрывать безопасность государств – вот почему систему надо разрабатывать очень тщательно. Наша задача в том, чтобы после краха одной системы шифрования немедленно осуществлялся переход на другую, альтернативную систему. Тут есть над чем поразмыслить, до совершенства пока далеко. Особенно трудно обеспечить безопасность информации, которую надо хранить в неприкосновенности целое десятилетие, а иногда и дольше.

Большую тревогу вызывает и угроза неприкосновенности личной жизни. О каждом из нас частные компании и правительственные службы уже собрали огромное количество информации, и зачастую мы совершенно не знаем, насколько она верна и как используется. Многие сведения о нас содержат различные переписи. Медицинские карточки, документы на автомашины, библиотечные записи, школьные дневники, судебные протоколы, кредиты, налоговые декларации, финансовые документы, автобиографии и счета позволяют составить о нас и нашей жизни вполне определенное представление. Допустим, Вы часто звоните в магазины, торгующие мотоциклами, и, может быть, интересуетесь их рекламой. Этот факт, по сути, коммерческая информация, которую телефонная компания – теоретически – может продать. Информация о нас постоянно обрабатывается, на ее основе формируют списки для адресной рассылки рекламы (по почте). Некоторые ошибки и злоупотребления в этой сфере уже вынудили принять специальное законодательство, которое регулирует использование подобных баз данных. В Соединенных Штатах каждый имеет право знакомиться с некоторыми видами сведений о себе, а также узнавать (в ряде случаев) о фактах знакомства с этой информацией других лиц. Пока такие сведения разбросаны по организациям, это в определенной мере гарантирует конфиденциальность Вашей личной жизни, но когда все базы данных содержит единая сеть, компьютеры легко соберут разрозненные фрагменты в одно пухлое досье. И тогда информацию о взятых кредитах можно связать с занимаемой должностью и с записями о торговых операциях, выстроив тем самым абсолютно точную картину всей Вашей деятельности.

С расширением деловой активности на магистрали и увеличением объема хранящейся на ней информации правительствам придется выработать политику, направленную на охрану этих данных. Реализация этой политики ляжет на администраторов сети, которые не должны допустить, чтобы врачи заглядывали в налоговые декларации своих пациентов, чтобы государственные аудиторы читали записи об образовательном уровне налогоплательщиков и чтобы учителя листали медицинские карточки учащихся. Потенциальная проблема – в злоупотреблениях информацией, а не в самом факте ее существования.

Сейчас мы раскрываем наши медицинские карточки перед страховой компанией, которая решает, будет ли она страховать нас на случай смерти. Такие компании могут заинтересоваться и тем, не проводим ли мы время в каких-либо опасных предприятиях вроде полетов на дельтаплане и участия в авторалли, не слишком ли много курим. А имеет ли право страховой агент просматривать записи о наших покупках только затем, чтобы убедиться: ничто не указывает на нашу склонность к рискованному поведению. Можно ли будущему работодателю выяснять, с кем мы общаемся и как развлекаемся, чтобы нарисовать наш психологический портрет? На какую информацию о Вас имеют право власти государства, штата или города? Что может узнавать о Вас человек, сдающий Вам квартиру? К каким сведениям допустить будущего супруга или супругу? Нам придется выработать как юридические, так и практические рамки неприкосновенности личной жизни.

Все эти опасения крутятся вокруг того, может ли один человек завести досье на другого. Но магистраль позволит каждому следить и за собственной деятельностью – вести что-то вроде "задокументированного образа жизни".

Ваш компьютер-бумажник будет фиксировать время и место, вести аудио- и (когда-нибудь) видеозаписи всего, что Вы делаете. Он запишет каждое слово, сказанное вами, и каждое слово, сказанное Вам, а также температуру, кровяное и атмосферное давление и множество других данных о Вас и Вашем окружении. Он сможет отслеживать Ваше общение с магистралью: вводимые команды, отправляемые сообщения, кому Вы звоните и кто звонит Вам. Вряд ли найти лучший источник информации, если Вы хотите вести дневник или писать автобиографию. Если же ни то, ни другое Вам неинтересно, то, по крайней мере, Вы всегда выясните, где и когда сделана та или иная фотография, вставляемая в цифровой семейный фотоальбом.

Сложных технологий здесь не потребуется. Скоро человеческую речь будут сжимать до нескольких тысяч бит цифровой информации в секунду, а это значит, что часовой разговор превратится в 1 мегабайт цифровых данных. Небольшие кассеты, которые используют для резервного копирования информации с жестких дисков, уже сейчас вмещают по 10 и более гигабайт данных – вполне достаточно, чтобы записать порядка 10000 часов сжатого звука. Кассеты для нового поколения цифровых видеомагнитофонов смогут хранить более 100 гигабайт, т.е. на единственную ленту стоимостью в несколько долларов удастся записывать все разговоры, которые человек ведет на протяжении десяти лет, а то и всей жизни – в зависимости от того, насколько он разговорчив. Мои расчеты основаны, естественно, на сегодняшних возможностях, а в будущем хранение данных обойдется намного дешевле. Пока мы говорим только о звуке, но через несколько лет встанет вопрос и о записи полноскоростного видео.

Лично меня от перспективы задокументированного образа жизни немного лихорадит, но кого-то эта идея, напротив, согревает. Один из доводов – документирование является средством защиты. Карманный компьютер можно рассматривать как машину, создающую алиби, – шифрованные цифровые записи предоставят доказательства против ложных обвинений. Если кто-нибудь в чем-то Вас обвинит, Вы тут же парируете: "Извини, приятель, но моя жизнь задокументирована. Записано все до последнего бита. И я могу подтвердить, что говорил. Так что не шути со мной". С другой стороны, если Вы действительно совершили правонарушение или допустили промах, его уже не удастся скрыть. Любое преступление оставит след. Записи разговоров Ричарда Никсона в Белом доме, а потом и подозрения, что он пытался подменить эти пленки, сыграли определенную роль в его отставке с поста президента. Он решил вести задокументированную политическую жизнь, но прожил ее так, что пожалел о своем решении.

Дело Родни Кинга (Rodney King) продемонстрировало все плюсы и минусы такой улики, как видеозапись. А вскоре каждая полицейская машина, даже каждый полицейский будут вооружены цифровой видеокамерой, отмечающей время и место записи так, что их нельзя подделать. А на записи действий полиции скорее всего настоит общественное мнение. Да и полиция, вероятно, будет "за", чтобы защитить себя от обвинений в жестокости и злоупотреблениях, с одной стороны, и чтобы легче собирать улики – с другой. В некоторых полицейских подразделениях уже сегодня записывают на видеопленку все аресты. Этот вид видеозаписи коснется не только полиции. Страхование от медицинских ошибок можно сделать дешевле или разрешить только тем врачам, которые снимают на видеокамеру весь процесс лечения: от хирургической операции до обычного приема. Автобусные и таксомоторные компании, а также транспортные агентства, очевидно, заинтересованы в добросовестности своих водителей. Уже есть передовые компании, которые установили оборудование, записывающее километраж и среднюю скорость. Я не удивлюсь, если появится предложение оснащать каждый автомобиль, включая наши с Вами, не только записывающим устройством, но и передатчиком, который бы идентифицировал машину и ее местонахождение – номерной знак будущего. В конце концов, ставим же мы сегодня на самолеты "черные ящики". Если цены на них упадут, почему бы не установить их и в машины? Вот тогда угнанный автомобиль немедленно сообщил бы Вам свое местонахождение. А при попытке лихача скрыться после аварии или наезда судья дал бы санкцию на запрос: "Какие транспортные средства находились в пределах двух кварталов от места происшествия в течение такого-то времени?" Черный ящик способен регистрировать координаты и скорость всех машин, что наверняка дисциплинировало бы автолюбителей и привело к соблюдению правил движения. Но я бы голосовал против этого.

В мире, все больше насыщаемом приборами, может настать день, когда любые события в общественных местах будут фиксироваться видеокамерами. Ведь сейчас никого не удивляют видеокамеры на улицах. Они устанавливаются (зачастую скрытно) в банках, аэропортах, будках автоответчиков, больницах, на шоссе, в магазинах, лифтах, вестибюлях отелей и офисных зданий. Такое количество "глаз", постоянно следящих за нами лет пятьдесят назад напугало бы кого угодно, а не только Джорджа Оруэлла (George Orwell). Но сегодня мы привыкли к ним. В Соединенных Штатах и Европе жители кое-где даже приветствовали установку видеокамер на улицах и автомобильных стоянках. В Монако практически исчезла уличная преступность – благодаря тому, что за крошечным княжеством непрерывно наблюдают сотни видеокамер. Конечно, Монако – государство очень маленькое, его площадь всего 370 акров (150 гектаров), и ему вполне достаточно нескольких сотен подобных устройств. Но многие родители не возражали бы против их установки на школьных дворах, чтобы отпугнуть или переловить торговцев наркотиками, маньяков и просто хулиганов. Понадобятся сравнительно небольшие капиталовложения, чтобы установить видеокамеры на улицах и подключить их к информационной магистрали. Компьютеры смогут сканировать видеозаписи в поисках определенного человека или события – и стоить (лет через десять) это будет совсем недорого. В каждом городе общественная безопасность напрямую зависит от уличного освещения. Легко представить, что в будущем кто-то предложит, чтобы почти на каждом фонарном столбе висела как минимум одна видеокамера. Доступ к информации с этих камер получило бы только ответственное лицо, да и то в случае преступления, возможно, лишь с санкции суда. Кто-то, наверное, возразит, что каждому должно быть предоставлено право просмотра любых записей с любой видеокамеры. У меня это сразу вызывает протест – а как же насчет неприкосновенности личной жизни? Правда, можно парировать – если видеокамеры установят только в общественных местах, ничего страшного не случится.

С исторической точки зрения, люди, живущие в западных демократиях, уже сейчас пользуются такой степенью неприкосновенности и личной свободы, которая не имеет прецедентов. Однако почти все готовы на какие-то ограничения в обмен на безопасность. Если испытания докажут, что видеокамеры, установленные повсеместно и связанные с информационной магистралью, существенно препятствуют серьезным преступлениям, могут разгореться споры о том, чего бояться больше: преступлений или надсмотра. Трудно представить, чтобы правительство Соединенных Штатов санкционировало подобный эксперимент, поскольку он затрагивает неприкосновенность личной жизни и, может быть, даже противоречит конституции. Однако общественное мнение может меняться. Еще несколько таких событий, как взрыв в Оклахома-Сити, и все. Что кажется сегодня чем-то вроде Старшего Брата (только в цифровой форме), однажды может стать нормой, если в ином случае нам придется сдаться на милость бандитов и террористов. Я не защищаю ни одну из этих точек зрения, но техника позволит обществу сделать политический выбор.

Техника не только сделает видеозапись, но и сохранит личные документы и переписку в тайне. Программы для шифрования, которые любой может скачать из Internet, превратят компьютер почти в крепость. А по мере развертывания магистрали будут защищены все виды цифровой информации: телефонные звонки, файлы, базы данных и т.д. Пока вы держите свой пароль в секрете, информация, хранящаяся на компьютере, находится под прочнейшим из когда-либо существовавших замков. Ни у одного человека еще не было такой степени защиты личной информации.

Многие члены правительства возражают против распространения шифровальных технологий, так как это мешает им собирать информацию. Как ни печально для них, но технический прогресс остановить нельзя. Агентство национальной безопасности (National Security Agency, АНБ) – одна из оборонных и разведывательных служб США, которая защищает секретную государственную связь и расшифровывает переговоры по иностранным линиям связи с целью сбора разведданных, – не хочет, чтобы программы, где реализованы новейшие алгоритмы шифрования, распространялись за пределами Соединенных Штатов. Тем не менее, такие программы уже есть во всем мире, их можно запустить на любом компьютере. И никакое политическое решение не вернет правительству те возможности подслушивания, которыми оно располагало в прошлом.

Современное законодательство, запрещающее экспорт программного обеспечения с мощным шифровальным потенциалом, может повредить американским компаниям, производителям компьютерного оборудования и программных продуктов. Эти ограничения ставят иностранных конкурентов в выгодные условия. Правда, американские компании почти единодушно соглашаются, что нынешние ограничения на экспорт шифровальных технологий просто не срабатывают.

Каждое достижение в развитии средств связи заметно отражается на взаимоотношениях народа со своим правительством. Печатный пресс и, как следствие, массовое распространение газет изменили природу политических споров. Радио, а потом и телевидение позволили лидерам напрямую и доверительно Обращаться к населению. Информационная магистраль тоже приведет к новым отношениям в политике. Впервые политические деятели смогут моментально узнавать итоги репрезентативных опросов общественного мнения (и реагировать на них). Избиратели будут голосовать дома или через карманный компьютер при меньшем риске подтасовок результатов выборов или ошибок. Создание магистрали повлияет на управление государством, может быть, не меньше, чем на промышленность.

Если даже предположить, что общая схема принятия политических решений существенно не изменится, магистраль придаст политической жизни новые краски. Большую активность смогут развить граждане, выдвигая своего кандидата или организуя обсуждение какого-то вопроса. Возрастет число общественных групп со специфическими интересами, а возможно, и число политических партий. Сегодня организация политического движения требует огромных координирующих усилий. Как найти людей, разделяющих Вашу точку зрения? Как воздействовать на их убеждения? Как, наконец, общаться с ними? Телефоны и факс-аппараты – отличное средство связи, но только в том случае, если вы знаете, куда и кому звонить. Благодаря телевидению один человек может обратиться к миллионам, но это и дорого, и неэффективно, если Ваши идеи не разделяет большая часть зрителей.

Политические организации нуждаются в тысячах добровольцев. Ведь нужно заклеивать конверты с призывами, отправлять их по почте и всеми возможными способами находить единомышленников. А лишь немногие проблемы (например, экологические) могут привлечь такое количество союзников, которое обеспечит жизнеспособность политической организации.

Информационная магистраль упростит все виды связи. Электронные доски сообщений и другие сетевые форумы создадут превосходные условия для контакта "один на один" и по принципу "один со многими" или "многие со многими". Единомышленники и просто энтузиасты какого-то дела будут встречаться в компьютерных сетях, дебатировать, учреждать партии или объединения без особых на то усилий. Так же легко можно организовать и политическое движение. Я думаю, что в период президентских выборов 1996 года в США сеть Internet впервые привлечет значительное внимание всех кандидатов и политических групп. А впоследствии магистраль превратится в важнейший канал обмена политическими мнениями.

По некоторым государственным вопросам в США уже проходит прямое голосование. Но такой способ (а он весьма дорогостоящий) применяют только тогда, когда основные варианты выбора уже определены. Информационная магистраль позволит проводить такие голосования чаще, поскольку они резко подешевеют.

Кое-кто, несомненно, предложит "прямую демократию", при которой на голосование будут ставиться все вопросы. Лично я не думаю, что прямое голосование – хороший способ управления государством. В управлении должны участвовать представители народа – своеобразные посредники, создающие добавленную стоимость. Их работа именно в том и состоит, чтобы изучать сложные вопросы во всех нюансах. Политика немыслима без компромиссов, которых нельзя достичь, если принимать решения всем обществом, а не через его представителей. Искусство управления – компанией или государством – заключается в выработке квалифицированных решений о выделении ресурсов. Аналогичные решения принимают и профессиональные политики. Лучшие из них предлагают неочевидные решения, которые бы никогда не одержали верх при прямой демократии, поскольку избиратели могут просто не владеть ситуацией, не понимать всех условий, необходимых для достижения успеха.

Как и всем посредникам в новом электронном мире, политикам придется перестроиться. Информационная магистраль поставит их в центр всеобщего внимания. Вместо того чтобы любоваться их фотографиями и выслушивать от них афоризмы, избиратели оперативно узнают, чем заняты в данный момент их избранники или как они проголосовали. Не далек тот день, когда сенатор будет получать по электронной почте миллион писем по какому-нибудь вопросу или выяснять результаты опроса своих избирателей в режиме реального времени.

Несмотря на проблемы, возникающие со строительством информационной магистрали, мой энтузиазм все равно безграничен. Информационная технология уже глубоко проникает в нашу жизнь, о чем свидетельствует хотя бы электронное сообщение, присланное мне в июне 1995 года читателем моей газетной колонки. "Мистер Гейтс, я – поэт, страдающий от дислексии, т.е. чертовски путаюсь в правописании, и у меня не было бы ни малейшей надежды опубликовать свои произведения, если бы не возможность проверки орфографии на компьютере. Может быть, я буду плохим литератором, но благодаря Вам мой успех или провал теперь зависит только от моего таланта (или его отсутствия), а не от болезни".

Мы становимся свидетелями чего-то поистине исторического, что сотрясет весь мир, как научное открытие, изобретение печатного станка или промышленная революция. Если информационная магистраль поможет гражданам одной страны лучше понять соседние страны, снизив тем самым международную напряженность, уже одно это оправдает затраты на ее строительство. Если ею воспользуются только ученые, чтобы активнее сотрудничать в поиске лекарств от неизлечимых пока болезней, этот факт трудно будет переоценить. Если система превратится в умного и заботливого наставника детей, помогая им расширять круг своих интересов в школе и за ее пределами, это само по себе изменит человечество к лучшему. Информационная магистраль не решит всех проблем, но даст позитивный толчок к их решению во многих сферах.

Магистраль не расстелют перед нами, как ковровую дорожку, по заранее намеченному сценарию. Будут и задержки, и внезапные аварии. Некоторые ухватятся за эти неудачи и станут говорить, что магистраль всегда была чистой фантазией. Но первые неудачи пойдут лишь на пользу, если из них извлекут уроки. Магистраль – явление неизбежное.

Крупные изменения длятся не одно столетие. А это произойдет гораздо быстрее, хотя и не за одну ночь. Первые признаки информационной магистрали в Соединенных Штатах будут различимы уже к концу тысячелетия. Пройдет еще лет десять, и ее влияние проявится повсеместно. В этой книге я только пытаюсь угадать, какие области применения магистрали войдут в нашу жизнь очень скоро, а какие – в отдаленной перспективе, и наверняка я в чем-то ошибся. В ближайшие 20 лет почти все, о чем я говорил, в развитых государствах будет доступно всем, а в развивающихся – лишь деловым кругам и школам. Сначала установят и настроят нужное оборудование, а потом все будет зависеть от того, что люди будут делать с магистралью, – иначе говоря, какими программами они будут пользоваться.

Информационная магистраль станет частью Вашей жизни в тот момент, когда однажды Вы вдруг удивитесь, почему это в сети нет такой-то информации. Или в один прекрасный день Вы будете искать руководство по ремонту велосипедов и ворчать: "Кто это догадался напечатать его на бумаге, ведь его так легко потерять?" Вы пожалеете, что оно не интерактивный электронный документ с мультроликами и видеоучебником, всегда доступный в сети.

Сеть сблизит нас, если мы того захотим, или поможет нам рассеяться на миллионы сообществ. Но важнее то, что информационная магистраль позволит все делать новому – по-новому проводить свободное время, по-новому искать информацию, по-новому общаться друг с другом.

Мне кажется, Антуан де Сент-Экзюпери, который сумел опоэтизировать отношение людей к паровозам и другой прогрессивной технике, приветствовал бы информационную магистраль и не согласился бы с доводами тех, кто сопротивляется ее прокладке. Полвека назад он писал: "Передача почты, передача человеческого голоса, передача мерцающих изображений – величайшие достижения этого века, как и прежде, ведущие к единственной цели: сплочению людей. Неужели наши мечтатели полагают, что человеческий дух деградировал после изобретения письменности, печатного дела или парусного корабля?"

Лучший Форекс-брокер «NPBFX» (Форекс от Нефтепромбанка)

У информационной магистрали не один пункт назначения. Мне было интересно поразмышлять о некоторых из них. Не сомневаюсь: какие-то предсказания глупы, я лишь надеюсь на то, что их не слишком много. Так это или не так, но я с удовольствием отправляюсь в путешествие вместе с Вами.

Содержание Далее

Коттл С. и др. «Анализ ценных бумаг» Грэма и Додда

Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

Кравченко П.П. Как не проиграть на финансовых рынках

Лефевр Э. Истории Уолл-стрит

Лолиш Г. Научите меня играть! Учебник биржевой игры для начинающих

Льюис М. Покер лжецов

МакМиллан Л.Дж. МакМиллан об опционах

Монестье А. Легендарные миллиардеры

Найман Э.Л. Трейдер-Инвестор

Нидерхоффер В. Университеты биржевого спекулянта

Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

Орлов А. Записки биржевого спекулянта. Уроки валютного дилинга

Пайпер Дж. Дорога к трейдингу

Райан Дж. Биржевая игра. Сделай миллионы – играя числами

Рашке Л.Б. Как ловить дни тренда

Робинсон Дж. Миллионеры в минусе или Как пустить состояние на ветер

Стюарт Дж. Алчность и слава Уолл-Стрит

Тарп В.К. и др. Биржевые стратегии игры без риска

Фишер Ф.А. Обыкновенные акции и необыкновенные доходы

Элдер А. Трейдинг с доктором Элдером: энциклопедия биржевой игры

Книги по управлению капиталом
Библиотека успешного трейдера Яндекс.Метрика
Развлекательная литература
Управление рисками Волны Эллиотта Дэйтрейдинг и скальпинг Фьючерсы и опционы Книги по Forex