Книги по техническому анализу Фундаментальный анализ Полный список литературы Торговые стратегии Книги по психологии трейдинга
Лучшие Форекс-брокеры

6. И еще раз о четвертом измерении

Лучшие брокеры на фондовом рынке
Акелис С.Б. Технический анализ от А до Я

Аррингтон Дж.Р. Руководство по управлению рисками

Баффет У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями

Беллафиоре М. Один хороший трейд

Бернстайн П. Против богов: Укрощение риска

Борселино Л.Дж., Комминс П. Дейтрейдер: кровь, пот и слезы успеха

Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

Вильямс Л. Долгосрочные секреты краткосрочной торговли

Гейтс Б. Дорога в будущее

Гуде А.Г. Управление капиталом: Консервативный подход

Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Даглас М. Дисциплинированный трейдер. Бизнес-психология успеха

Дамодаран А. Инвестиционные байки: разоблачение мифов о беспроигрышных биржевых стратегиях

Демарк Т.Р. Технический анализ – новая наука

Дэвидсон А. Скользящий по лезвию фондового рынка

Ковел М. Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка

Коннорс Л.А., Рашке Л.Б. Биржевые секреты

Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Оценка характеристик компании финансовым сообществом является даже еще более важной для установления отношения цена/прибыль, чем оценка отрасли, в которой она действует. При обсуждении первых трех характеристик консервативных инвестиций мы давали описание наиболее желательных черт, которые должны присутствовать у компаний, выбираемых для таких инвестиций. В целом, чем ближе подойдет финансовое сообщество к распознанию характеристик выдающихся компаний, тем выше окажется в их акциях отношение цена/прибыль. Это отношение окажется более низким в той степени, в какой оценка финансовым сообществом будет ниже реально обусловленной. Инвестор может выяснить, какие акции существенно недооценены или, напротив, переоценены, если попытается установить, насколько реальное положение дел в конкретно взятой компании делает данный инвестиционный объект лучше или хуже той картины, которая нарисована в воображении финансового сообщества.


Для торговли акциями рекомендую United Traders (депозит – от $300) или RoboForex Stocks (более 8400 американских акций и ETF; депозит – от $100). Рынок Forex: для инвесторов – Альпари; для трейдеров – Альпари либо Forex4you. – примеч. главного админа (актуально на 17.06.2018 г.).


Решая вопрос о сравнительной привлекательности акций двух и более компаний, инвесторы часто сами вводят себя в заблуждение, пытаясь применить к решению проблемы слишком простой, арифметический подход. Предположим, они сравнивают две компании, прибыли которых, как кажется (конечно, после тщательного анализа), обещают расти темпом 10 процентов в год. Если акции одной компании при этом продаются с коэффициентом цена/прибыль, равным 10, а другой компании – 20, то акции первой компании кажутся инвестору более дешевыми. Это может быть верным, а может и не быть. И причин тому очень много. Например, компания, акции которой кажутся дешевыми, могла при финансировании активов использовать мощный кредитный рычаг и, следовательно, имеет обязательства по выплате процентов и дивидендов по привилегированным акциям, которые необходимо «заработать» и отдать прежде, чем что-либо накопится для владельца обыкновенных акций. В результате угроза, исходящая от «перебоев» в ожидаемом росте прибылей, будет намного серьезнее для акций с низким коэффициентом цена/прибыль. Или, например, при том что 10-процентный рост, действительно, наиболее вероятен для обоих предприятий, по причинам, связанным с особенностями бизнеса, для одного из них значительно реальнее угроза того, что возникнут обстоятельства, которые помешают реализации прогноза.

Еще один проторенный путь, ведущий к ложным выводам, – полагаться на простое сравнение коэффициентов цена/прибыль акций, предлагающих одинаковые перспективы роста. Поясним это на примере. Предположим, имеются акции двух компаний, одинаково перспективные в смысле удвоения объема получаемой прибыли в ближайшие четыре года и продающиеся по курсу, в двадцать раз превышающему прибыль в расчете на акцию. На том же рынке хорошие в прочих отношениях акции, но без перспектив существенного роста, продаются с десятикратным превышением показателя прибыли на акцию. Пусть и через четыре года отношение цена/прибыль в целом на всем рынке не изменилось, то есть акции продаются с тем же десятикратным превышением. Предположим теперь, что через четыре года в одной из двух анализируемых компаний перспективы, уже на следующие четыре года, выглядят с точки зрения финансового сообщества столь же благоприятными и ожидается новое удвоение доходов. Это подразумевает, что акции компании продаются все с тем же двадцатикратным превышением к прибыли или, другими словами, что ее курс тоже поднялся вдвое. Что же касается второй компании, то она тоже удвоила, как и предполагалось, прибыль, но в следующие четыре года, как ожидает финансовое сообщество, ее прибыли расти не будут, а сохранятся на прежнем уровне, при том что прочие характеристики компании остаются по-прежнему высокими. Это означает, что держателей акций компании рынок разочарует, хотя и произошло удвоение прибылей в полном соответствии с прогнозами. Владельцы акций компании с имиджем «не будет иметь роста прибыли в последующие четыре года» будут довольствоваться курсом с десятикратным превышением показателя прибыли в расчете на акцию. Следовательно, хотя прибыли удвоились, курс акций остался тем же. Все сказанное можно суммировать в следующем инвестиционном правиле: чем дальше в будущее можно продлить рост прибылей компании, тем выше отношение цена/прибыль, которое может позволить себе заплатить инвестор за свои акции.

Это правило следует, однако, применять с большой осторожностью. Никогда не следует забывать, что реальные вариации значений коэффициента цена/прибыль обусловлены не тем, что будет происходить в реальной действительности, а тем, что думает по поводу предстоящих событий финансовое сообщество. Когда на фондовом рынке царит оптимизм и всеобщее оживление, акции компании могут продаваться с очень высоким отношением цена/прибыль, потому что финансовое сообщество правомерно предвидит многие годы роста. Но прежде, чем этот рост будет полностью реализован, должны пройти многие годы. И высокое отношение цена/прибыль, в котором дисконтирован крупный рост будущих прибылей компании, на какое-то время может понизиться, из него на время вычленится какая-то часть, связанная с ожиданиями роста. Такое произойдет почти наверняка, если компания временно «сдаст назад», что случается даже с лучшими компаниями. Когда на фондовом рынке воцаряется пессимизм, такое «раздисконтирование» может серьезно затронуть даже самые лучшие инвестиции. Когда именно так и происходит, для терпеливого и настойчивого инвестора, способного увидеть различия между созданным на фондовом рынке имиджем и подлинными обстоятельствами, открываются самые блестящие возможности, какие только может предложить рынок обыкновенных акций, – получение очень неплохих долгосрочных прибылей при относительно низком риске.

Яркий пример того, как искушенные инвесторы пытаются разгадать и упредить изменение в подходе финансового сообщества к оценке компании, был продемонстрирован 13 марта 1974 года. Накануне курс акций компании Motorola при закрытии Нью-Йоркской фондовой биржи составил 48 5/8. 13 марта котировки при закрытии составили 60 – прирост в 25 процентов! Произошло вот что. После закрытия торгов 12 марта было объявлено, что Motorola выходит из бизнеса производства телеаппаратуры и продает телевизионные заводы и склады компании Matsushita, крупному японскому производителю, по цене, примерно соответствующей балансовой стоимости активов.

То, что телевизионный бизнес приносил Motorola убытки, которые сводили на нет прибыли, приносимые другими подразделениями компании, было общеизвестно. Поэтому новость уже сама по себе была способна вызвать повышение курса акций, но не в такой степени, как случилось. Рост интереса инвесторов к акциям Motorola основывался преимущественно на иных, более сложных соображениях. Значительная часть инвесторов уже достаточно давно считала, что подразделения Motorola, приносившие прибыль, в первую очередь отделение средств связи, делали ее одной из очень ограниченного числа компаний американской электроники, квалифицировавшихся как самые высококлассные объекты инвестиций. Так, компания Spencer Trask and Co. выпустила отчет своего аналитика по ценным бумагам Отиса Бредли, в котором подробно разбирались инвестиционные достоинства отделения средств связи Motorola. В отчете был использован необычный прием расчета коэффициента цена/прибыль, – не к общей прибыли, полученной Motorola, но лишь для одного этого отделения. В отчете сравнивались расчетные значения объемов продаж и коэффициентов цена/прибыль этого отделения с аналогичными показателями компаний Hewlett Packard и Perkin-Elmer, которые, по общему признанию, относились к числу лучших компаний электроники с точки зрения инвестирования. Из отчета легко можно было сделать вывод (в самом отчете он не был сформулирован), что инвестиционные качества отделения средств связи Motorola таковы, что его акции стоили бы столько же, сколько и акции всей компании Motorola, так что остальные подразделения компании покупались, можно сказать, акционерами задаром.

При такой точке зрения на состояние дел в Motorola, характерной для достаточно искушенных инвесторов, что именно могло побудить к стремительным покупкам акций после объявления новостей о сделке с Matsushita? Горячие энтузиасты акций Motorola давно знали, что в финансовом сообществе многие «недолюбливают» акции по причине их телеимиджа. Большинству при слове «Motorola» первым делом приходило на ум телевидение, и уж после этого – полупроводники. Standard & Poor на небольшом пространстве, отведенном под перечень основных направлений бизнеса каждой компании в выпущенном им еще до объявления о сделке справочнике по ценным бумагам, так описывал компанию Motorola: «Радио и ТВ: полупроводники». Хотя здесь и не было ошибки, но эта запись неточно характеризовала компанию и совершенно игнорировала бизнес, которым занималось отделение средств связи, имевшее важнейшее значение для компании и составлявшее почти ее половину.

Часть людей, бросившихся покупать акции Motorola после объявления этой новости, конечно, сделали это только потому, что можно было предположить, что курс акций пойдет вверх. Но есть основания объяснить активные покупки убежденностью, что финансовое сообщество оценивало компанию менее благосклонно, чем о том говорили факты. По прошлым годам результаты деятельности характеризовали телевизионное отделение Motorola как «одного из участников забега», тогда как лидером отрасли была компания Zenith. После объявленного решения телевизионный бизнес уже не мог помешать инвесторам увидеть то, «что еще есть в компании», должен был появиться новый имидж компании и новый курс со значительно более высоким отношением цена/прибыль.

Были ли правы те, кто бросился покупать акции Motorola по более высоким ценам? Не совсем. В последующие недели акции потеряли мгновенно приобретенное приращение, так что немного больше терпения инвесторам оказалось бы не лишним. При падающем фондовом рынке изменение имиджа компании в худшую сторону принимается финансовым сообществом намного быстрее, чем при изменении в лучшую сторону. При поднимающемся рынке верно обратное. К сожалению тех, кто побежал покупать акции компании, в ближайшие недели после этих событий произошло резкое повышение процентных ставок по краткосрочным займам, породившее общую понижательную динамику всего фондового рынка и укрепившее и без того охватившие рынок «медвежьи» настроения.

Возможно, что против тех, кто купил в тот день акции Motorola, сработал еще один фактор. Он является одним из наиболее «скрытых» и опасных в инвестиционной сфере, и даже самые опытные инвесторы всегда должны его остерегаться. Когда на протяжении длительного времени акции компании продаются в определенном диапазоне цен, скажем от 38 (минимума) до 43 (максимума), появляется сильное искушение считать этот уровень реальной стоимостью акций. Когда финансовое сообщество уже привыкло к тому, что стоимость акций такая-то, оценки могут измениться и курс акций снизится, скажем, до 24. В такой ситуации множество покупателей устремляется их покупать. Они приходят к заключению, что теперь акции подешевели. Но если основные характеристики компании плохие, то и 24 может быть завышенным курсом. Напротив, когда курс таких акций поднимется, скажем, до 50, 60 или 70, у многих держателей акций появляется неистребимое желание их продать и извлечь прибыль, пока они «дорогие». Если уступить такому желанию, это может обойтись очень дорого, потому что подлинно крупные прибыли в инвестировании приходят от держания акций, которые много-много раз поднимались над первоначально заплаченной ценой. Единственный критерий «дешевизны» или «дороговизны» акций – не отношение ее нынешней цены к прежней, привычной, а степень соответствия основных характеристик компании текущим оценкам, выставляемым этим акциям финансовым сообществом.

Как уже отмечалось, имеется еще третья составляющая оценок инвестиционного сообщества, которую важно учитывать наряду с оценкой отрасли и конкретной компании. Только объединив все три, можно вынести обоснованное суждение о том, дешевы акции в данный момент времени или, напротив, дороги. Эта третья составляющая – прогноз фондового рынка в целом. Чтобы увидеть, насколько сильное влияние могут оказывать оценки фондового рынка в какие-то периоды времени и насколько они могут отличаться от реального положения, полезно рассмотреть два крайних проявления такого рода оценок. Как бы смешно сегодня это ни звучало, в период с 1927 по 1929 год большая часть финансового сообщества всерьез полагала, что они живут в «новую эпоху». На протяжении многих лет прибыли американских компаний росли с методичной регулярностью. Мало того, что в прошлом остались спады деловой активности сколько-нибудь крупного масштаба, но даже президентом был избран крупный инженер и бизнесмен Герберт Гувер. Все ожидали, что его опыт и знания помогут обеспечить еще большее процветание. В таких условиях многим казалось, что потерять деньги на держании акций просто немыслимо. И многие, хотевшие преуспеть как можно больше в этом верном деле, покупали на заемные средства, чтобы приобрести больше акций, нежели они могли позволить себе, покупая за наличные. Мы все знаем, что произошло, когда реальность разбила вдребезги эту конкретную оценку фондового рынка. Агония Великой депрессии и рынок «медведей» 1929-1932 годов запомнятся надолго.

Противоположный по своему характеру, но столь же яркий пример ошибочной оценки обыкновенных акций как финансового инструмента инвестиционное сообщество дало в период с середины 1946 до середины 1949 года. Прибыли большинства компаний радовали, однако, повинуясь господствующим в то время оценкам, акции продавались с самым низким за многие годы коэффициентом цена/прибыль. Финансовое сообщество утверждало, что «эти высокие прибыли не значат ровным счетом ничего», что они носят «временный характер и резко упадут или исчезнут в период спада, который должен вскоре наступить». Финансовое сообщество помнило, что за Гражданской войной последовала паника 1873 года, которая обозначила начало жестокой депрессии, длившейся до 1879 года. Вслед за Первой мировой войной наступил еще худший кризис 1929 года и еще шесть лет тяжелой депрессии. Поскольку Вторая мировая война потребовала еще большего напряжения сил и, следовательно, еще большего искажения экономических отношений, чем Первая мировая, делалось предположение, что на горизонте маячат еще более страшный рынок «медведей» и еще более суровая депрессия. Пока продолжался этот период, акции большинства компаний так сильно потеряли в курсовой стоимости, что, когда до инвестиционного сообщества стало доходить, что данное представление было ложным и ожидать серьезной депрессии не приходится, сразу были заложены основы одного из самых длительных периодов роста курса акций в истории США.

Лучший брокер бинарных опционов

Поскольку рынок «медведей» 1972-1974 годов оказался вторым по счету – после периода 1946-1949 годов, когда отношение цена/прибыль опустилось до таких же низких значений, неизбежен вопрос об обоснованности породившей такие явления оценки. Имеют ли под собой реальное основание страхи финансового сообщества, которые вызвали столь низкий уровень отношения цена/прибыль? Не может ли происходящее повторить события 1946-1949 годов? Мы попытаемся пролить свет на эти проблемы в заключительной части книги.

Содержание Далее

Коттл С. и др. «Анализ ценных бумаг» Грэма и Додда

Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

Кравченко П.П. Как не проиграть на финансовых рынках

Лефевр Э. Истории Уолл-стрит

Лолиш Г. Научите меня играть! Учебник биржевой игры для начинающих

Льюис М. Покер лжецов

МакМиллан Л.Дж. МакМиллан об опционах

Монестье А. Легендарные миллиардеры

Найман Э.Л. Трейдер-Инвестор

Нидерхоффер В. Университеты биржевого спекулянта

Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

Орлов А. Записки биржевого спекулянта. Уроки валютного дилинга

Пайпер Дж. Дорога к трейдингу

Райан Дж. Биржевая игра. Сделай миллионы – играя числами

Рашке Л.Б. Как ловить дни тренда

Робинсон Дж. Миллионеры в минусе или Как пустить состояние на ветер

Стюарт Дж. Алчность и слава Уолл-Стрит

Тарп В.К. и др. Биржевые стратегии игры без риска

Фишер Ф.А. Обыкновенные акции и необыкновенные доходы

Элдер А. Трейдинг с доктором Элдером: энциклопедия биржевой игры

Книги по управлению капиталом
Библиотека успешного трейдера Яндекс.Метрика
Развлекательная литература
Управление рисками Волны Эллиотта Дэйтрейдинг и скальпинг Фьючерсы и опционы Книги по Forex