Книги по техническому анализу Фундаментальный анализ Полный список литературы Торговые стратегии Книги по психологии трейдинга
Лучшие Форекс-брокеры

10. Как я выискиваю акции роста

Лучшие брокеры на фондовом рынке
Акелис С.Б. Технический анализ от А до Я

Аррингтон Дж.Р. Руководство по управлению рисками

Баффет У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями

Беллафиоре М. Один хороший трейд

Бернстайн П. Против богов: Укрощение риска

Борселино Л.Дж., Комминс П. Дейтрейдер: кровь, пот и слезы успеха

Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

Вильямс Л. Долгосрочные секреты краткосрочной торговли

Гейтс Б. Дорога в будущее

Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Даглас М. Дисциплинированный трейдер. Бизнес-психология успеха

Дамодаран А. Инвестиционные байки: разоблачение мифов о беспроигрышных биржевых стратегиях

Демарк Т.Р. Технический анализ – новая наука

Дэвидсон А. Скользящий по лезвию фондового рынка

Ильин В.В., Титов В.В. Биржа на кончиках пальцев

Ковел М. Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка

Коннорс Л.А., Рашке Л.Б. Биржевые секреты

Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

После публикации первого издания книги «Обыкновенные акции и необыкновенные доходы» я был немало удивлен потоком писем от читателей со всей страны. Чаще всего встречалась просьба подробнее описать, как должен действовать инвестор (или его финансовый консультант), чтобы определить инвестиции, которые дадут крупный прирост рыночной цены. Поскольку к этому вопросу проявляется такой большой интерес, стоит, наверное, включить в книгу некоторые замечания по этой теме.


По нашей оценке, на 17.08.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для самостоятельной торговлиNPBFX;

• для инвестицийАльпари;

• для бинарных опционовBinomo;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (на счете R Trader доступно более 8700 торговых инструментов).


Деятельность такого рода отнимает много времени, требует умения и проворства. Мелкому инвестору, возможно, покажется, что требуется проделать непропорционально большой объем работы в сравнении с суммами, которые находятся в его распоряжении. Было бы чудесно, не только для него, но и для крупных инвесторов, если бы существовал простой и быстрый способ выбора акций, представляющих собой настоящую «золотую жилу». Я сильно сомневаюсь в существовании такого способа. Сколько времени потратить на такого рода дела, решать, конечно, самому инвестору – с учетом сумм, которыми он располагает для инвестиций, его интересов и способностей.

Я не берусь утверждать, что мой метод нахождения инвестиций, сулящих «золотое дно», является единственно верным. Не поручусь даже, что это лучший метод, хотя, если бы считал, что другой метод лучше, не пользовался бы этим. На я применял его не один год, придерживаясь некоторой последовательности шагов, на которых собираюсь сейчас более подробно остановиться, и он срабатывал, и срабатывал хорошо. Возможно, кто-нибудь, обладающий большими знаниями, лучшими связями или способностями, сумеет внести те или иные важные модификации в эти методы, особенно применительно к первым, очень важным этапам, и достичь еще большего прогресса в общих результатах.

В последующем описании выделяются две стадии, причем качество решений, принятых на обеих, оказывает громадное влияние на финансовые результаты, которые будут получены. Все сразу оценят «сокрушительную» важность решения, принимаемого на второй из этих двух критических отметок, сформулированного в вопросе: «Покупать мне сейчас акции этой компании или нет?». Наверное, труднее признать, что решения, принимаемые в самом начале систематического отбора обыкновенных акций, имеют почти такое же громадное значение – с точки зрения возможности напасть на след инвестиций, которые через десять лет возрастут в стоимости, скажем, в двенадцать раз, в отличие, например, от тех, стоимость которых еще не успеет удвоиться.

Вот проблема, которая стоит перед каждым, кто собирается приступить к поиску ценных бумаг, отличающихся неординарным ростом: имеются буквально тысячи акций в десятках отраслей экономики, которые, предположительно, можно квалифицировать как акции, заслуживающие самого тщательного изучения. В отношении многих из них какая-то определенность может появиться лишь после того, как будет проделана значительная работа. Однако, наверное, мало кто располагает достаточным временем, чтобы исследовать больше, чем крошечный процент всей совокупности. Как выбрать из нее акции одной или очень небольшого числа компаний, изучению которых вы посвятите столько времени, сколько будет для этого необходимо?

Проблема намного сложнее, чем может показаться. Вы должны принимать решения, которые вполне могут исключить из числа исследуемых объекты инвестиций, которые несколько лет спустя могли бы принести вам целые состояния. Принятое вами решение может ограничить поле ваше деятельности малоплодородными участками. По мере накопления данных вы будете все больше в этом убеждаться, в конце концов приходя к ответу, который и должны, собственно, найти в подавляющем большинстве проводимых вами исследований. А именно, что это заурядная компания или, может быть, чуть получше, но уж точно не «золотая жила», сулящая сверхприбыли. Более того, ключевое решение, предопределяющее, будете ли вы, образно говоря, вести изыскания на площадях, содержащих богатую или, напротив, бедную руду, принимается на основании сравнительно слабо изученных фактов. Это потому, что вам приходится принимать решения – на что потратить (или не потратить) время – еще до того, как проделан достаточный объем работы, чтобы иметь надежную основу для подобных заключений. Если же вы проделаете большую подготовительную работу, чтобы принять решение обоснованно, на рассмотрение каждой ситуации вам потребуется так много времени, что первое ключевое решение будет принято вами без раздумий, вы попросту этого не заметите.

Еще несколько лет назад я мог бы рассказать вам, что использовал метод, представлявшийся мне достаточно изящным для решения этой проблемы. В результате уже проведенных исследований ряда компаний, а главным образом знакомства с компаниями, в которых были сосредоточены управляемые нами инвестиционные средства, я коротко сошелся со многими весьма способными хозяйственными руководителями и исследователями, в беседе с которыми мог обсудить «чужие» компании. Я искренне заблуждался, полагая, что «наводки», полученные из столь информированных источников, открывают массу перспективных для проведения дальнейших изысканий «месторождений», которые могут обнаружить высокую концентрацию незаурядных компаний, поиском которых я занимаюсь.

Однако я стремлюсь применять для улучшения собственного бизнеса те же аналитические методы и самоконтроль, которые, полагаю, используют все компании, в которые я инвестирую средства. Поэтому несколько лет назад я предпринял исследование, чтобы выяснить два вопроса. Как получилось, что я остановил свой выбор на вполне конкретных компаниях? И насколько значимы различия в результатах исследований, основанные на разных источниках информации (если сравнивать процент исследований, давших стоящие результаты в виде последующих неординарных инвестиций)? В ответе на этот вопрос я опирался на ретроспективный анализ.

Выводы, к которым я пришел, ошеломили меня, но они были логически вполне объяснимы. Классификационная рубрика «хозяйственные руководители и исследователи», которую я считал основным источником идей, побуждающих меня браться за исследование одной компании и не заниматься другой, в действительности снабдила меня примерно пятой частью всех «наводок», вдохновлявших на подробное исследование. Еще существеннее, что эти «наводки» не оказались более качественными по сравнению со средними показателями. Эта пятая часть общего числа исследованных компаний послужила толчком лишь к примерно шестой части оправдавших себя сделок по покупке акций.

Напротив, толчком для почти каждых четырех из пяти исследований и каждого пятого из шести достигнутых конечных результатов (если считать таковыми оправдавшие себя покупки) стала совсем другая группа. Я постепенно познакомился и проникся глубоким уважением к небольшой группе людей, которые, как я видел, самостоятельно проделывали неординарную работу по выбору обыкновенных акций, обещавших рост. В перечень этих выдающихся специалистов в области инвестиций входят люди, проживающие в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Буффало, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Сан-Диего. Во многих случаях я мог не соглашаться с выводами этих специалистов относительно оценки особенно понравившихся им акций, иногда мне даже казалось, что нет надобности проводить соответствующее исследование. В одном или двух случаях я даже усомнился в тщательности проведенной ими работы. Но поскольку я не сомневался в остроте их финансового ума и представлял себе впечатляющий список успешно проведенных ими операций, то жадно ловил любые подробности, относящиеся к весьма привлекательным, на их взгляд, компаниям, если те входили в круг моих интересов.

Кроме того, поскольку они были квалифицированными специалистами по ценным бумагам, мне обычно удавалось достаточно быстро узнать их точку зрения по наиболее важным вопросам, и чтобы принять решение, стоит ли игра свеч, оставалось лишь сделать некоторые уточнения в исследовании интересовавшей меня компании. Что это за вопросы? В основном они включают оценку положения компании относительно обсуждавшихся нами пятнадцати пунктов, причем на предварительной стадии особый упор делается на два момента, а именно: имеет ли компания (или собирается создавать) производственные линии, способствующие достаточно высокому росту объема продаж? Не находятся ли эти продуктовые линии в таком сегменте рынка, где сравнительно легко начать новый бизнес и где с ростом отрасли «новички» смогут вытеснить прежних лидеров? Если характер бизнеса таков, что трудно предотвратить появление на рынке новых компаний-конкурентов, инвестиционная ценность такого роста может оказаться невысокой.

Что сказать об использовании менее способных или добившихся меньших успехов специалистов по инвестиционным ценным бумагам для получения первичной информации о компаниях? Я бы наверняка чаще к ним обращался, если бы не имел возможности обращаться к лучшим экспертам. Я всегда пытаюсь найти время, чтобы по крайней мере один раз выслушать любого специалиста по инвестициям – хотя бы ради того, чтобы пообщаться с приходящими в бизнес более энергичными молодыми людьми. Я хочу быть уверенным в том, что не пропустил кого-нибудь из них. Однако мне очень не хватает времени, и я ловлю себя на том, что если нахожу изъяны в суждениях финансиста или в представленных им фактических сведениях, то при исследовании представляемой им компании стремлюсь еще резче подчеркнуть выявленные слабости.

Можно ли найти первичные «наводки» на компании, которые стоит исследовать, в печатных материалах? Иногда на мои решения оказывали влияние отчеты, подготовленные брокерскими домами, имеющими репутацию самых надежных. Это были специальные отчеты, которые предназначались не для широкого пользования, а исключительно для узкого круга лиц. Однако в целом у меня складывается ощущение, что обычный брокерский бюллетень, доступный всем и каждому, не является надежным источником информации. Слишком велика опасность допущенных в нем неточностей. Что еще важнее, большинство из них просто повторяют то, что уже стало общим местом для финансистов. Иногда я получаю стоящие идеи из профессиональных финансовых периодических изданий (которые нахожу вполне полезными, но совершенно для других целей); но поскольку, как мне представляется, в них существуют внутренние ограничения на то, что можно публиковать, распространяющиеся и на многие крайне интересные мне вопросы, я не отношу их к ценным источникам получения информации о том, какие компании лучше всего исследовать.

Есть еще один ценный источник «наводок», им, возможно, сумеют с выгодой для себя воспользоваться другие инвесторы, более способные или лучше подготовленные технически, – я же в этом направлении не преуспел. Этот источник – крупные консалтинговые исследовательские лаборатории, такие как Arthur D. Little, Stanford Research Institute или Battelle. Я пришел к выводу, что сотрудники этих организаций очень хорошо разбираются именно в тех тенденциях развития бизнеса и техники, из которых можно почерпнуть ценные первичные инвестиционные идеи. Но я столкнулся с тем, что возможности воспользоваться этим источником по большей части заблокированы тем, что эти специалисты не склонны обсуждать – вне круга «посвященных» (что достойно всяческих похвал) – большую часть известной им информации, поскольку это может нарушить конфиденциальность отношений с компаниями, с которыми они работают. Если кто-либо более умелый найдет способ, не причиняя вреда клиентским компаниям, разблокировать богатые залежи инвестиционной информации, которыми, как я подозреваю, обладают консалтинговые организации, ему удастся найти средства, позволяющие существенно улучшить мои методы работы на этом этапе поиска акций роста.

О первом шаге достаточно. Предположим, на основе многочасовой беседы – обычно с незаурядным специалистом в области инвестиций, иногда с топ-менеджером или исследователем – я пришел к выводу, что конкретно взятая компания может представлять интерес. Что я делаю после этого?

Есть три вещи, которые я подчеркнуто никогда не делаю. Я никогда на этой стадии не вступаю в контакт (по причинам, которые скоро станут ясны) с кем-либо из администрации компании. Я не просиживаю часами над годовыми отчетами прошлых лет и не выполняю подробнейших исследований малейших изменений, сравнивая балансы компании за многие годы. Я не расспрашиваю всех знакомых мне брокеров, что они думают по поводу акций этой компании. Однако я взгляну на баланс компании – с тем, чтобы определить финансовое положение и общий характер капитализации. Если есть проспект, выпущенный Комиссией по ценным бумагам и биржевой деятельности, я внимательно прочту разделы, показывающие распределение объема продаж по продуктовым линиям, по рынкам с различным характером конкуренции, распределение пакетов акций между должностными лицами корпорации или другими крупными держателями обыкновенных акций (эти сведения обычно можно получить и из протокола голосования акционеров), и все отчеты о доходах за прошлые годы, проливающие свет на степень износа основного капитала (и размер списаний, если они проводились), на нормы прибыли, масштабы проведения НИОКР, а также обращу внимание на разовые и непериодические издержки, если они отклоняются от обычного уровня.

Теперь я действительно готов приступить к работе. Я воспользуюсь уже рассмотренным нами «методом слухов». Именно на этой стадии, а не в качестве источника возможных идей относительно инвестиций помощь высших менеджеров и исследователей-бизнесменов, с которыми мне довелось познакомиться, просто неоценима. Я постараюсь встретиться (или пообщаться по телефону) со всеми ведущими потребителями, поставщиками, конкурентами, бывшими сотрудниками, учеными в соответствующей области знания, кого знаю лично или на кого могу выйти с помощью общих друзей. Однако предположим, что я пока не знаком с достаточным числом людей или друзья моих друзей тоже не знают людей, способных сообщить мне необходимые сведения. Что делать в таком случае?

Откровенно говоря, если я даже близко не подбираюсь к большей части необходимой мне информации, я оставляю это расследование и занимаюсь чем-нибудь другим. Чтобы делать большие деньги на инвестициях, совсем не обязательно получать определенный ответ относительно всех потенциальных объектов вложения средств. Что действительно важно – так это в тех немногих случаях, когда делаются реальные покупки, делать правильные прогнозы, по крайней мере, гораздо чаще, чем неправильные. По этой причине, если собрано слишком мало сведений и перспективы собрать их весьма туманны, полагаю, что самое разумное отложить это дело в сторону и заняться чем-нибудь другим.

Представим себе, что какая-то часть сведений все-таки собрана. Вы обзвонили всех, кого знаете и с кем могли связаться, и наметили одного-двух человек, которые, наверное, будут в состоянии во многом дополнить нарисованную вами картину, если только будут с вами откровенны. Я бы не советовал идти к ним «прямо с улицы». Большинство людей, так или иначе связанных с данной отраслью, имеют в ней определенные интересы и не расположены рассказывать первому встречному, что они в действительности думают о сильных и слабых сторонах потребителя их продукции, конкурента или поставщика. Я бы поступил так: сначала выяснил бы, услугами какого коммерческого банка пользуются люди, с которыми я хочу встретиться. Если при этом вы выйдете на коммерческий банк, в котором вас знают, скажите им прямо, с кем вы хотели бы встретиться, и конкретно назовите цель встречи. Вы удивитесь, насколько обязательными окажутся большинство банкиров в стремлении помочь вам – при условии, что вы беспокоите их не слишком часто. Еще больше удивит вас готовность оказать вам всяческое содействие, которую проявит большинство бизнесменов, если вы будете представлены им их банком. Конечно, эта помощь последует только в том случае, если банкиры, о которых идет речь, не сомневаются в том, что информация, которую вы ищите, предназначена исключительно для обоснования решения, делать ли инвестиции. И что никогда ни при каких обстоятельствах вы не поставите кого-либо в затруднительное положение, назвав источник негативной информации. Если вы придерживаетесь этих правил, банки смогут помочь вам завершить стадию исследования, которое иначе никогда не стало бы достаточно полным и не имело бы какой-либо ценности.

Только после того, как с помощью «метода слухов» вы смогли получить значительную часть сведений – из числа тех, что, как указывалось в главе о пятнадцати пунктах, лучше всего собирать именно подобным образом, – только после этого вы подготовлены к следующему шагу и начинаете искать способ подступиться к администрации компании. Очень важно, чтобы инвесторы хорошо поняли, почему последовательность действий должна быть именно такой.

Хорошие руководители – а именно их компании более всего подходят для неординарных инвестиций – почти всегда вполне откровенно отвечают на вопросы о слабых сторонах деятельности компании, освещая их столь же полно, как и сильные. Но какими бы педантичными они ни были, среди высших должностных лиц корпораций не найдется такого человека, который вопреки собственным интересам стал бы добровольно, когда его об этом не спрашивают, посвящать вас, возможного инвестора, в ряд очень важных проблем. Если меня, вице-президента компании спросят, есть ли еще что-то, что, по моему мнению, потенциальный инвестор должен знать о компании, как я смогу ответить, например, в том смысле, что большинство членов команды высших руководителей делают свою работу отлично, но несколько лет слабой работы вице-президента по маркетингу могут начать сказываться на продажах? Продолжит ли руководитель выкладывать, что это не так уж серьезно, поскольку молодой Уильямс, один из сотрудников службы маркетинга, обладает незаурядными способностями и через шесть месяцев примет ответственность за нее на себя и ситуация вновь окажется под контролем? Конечно, он не станет говорить вам обо всем этом по собственной инициативе. Однако если менеджер знает, что вы уже в курсе проблем с маркетингом, то хотя его ответ и будет, конечно, дипломатичным, он (если он действительно относится к тому типу руководителей, о котором мы говорили) примет во внимание ваши способности к правильным умозаключениям, и вы узнаете, делается ли что-нибудь для того, чтобы поправить положение дел.

Другими словами, только собрав то, что может дать вам «метод слухов», перед тем как выйти на администрацию компании, вы поймете, что надо стараться разузнать во время ее посещения. Без этого вы не сможете определиться относительно фундаментального пункта – компетентности самого высшего руководства. Даже в компаниях среднего размера команда ключевых руководителей может насчитывать до пяти человек. Вы не в состоянии встретиться со всеми во время одного-двух посещений. Если же вам это удастся, то встречи будут настолько короткими, что вы не сможете оценить способности руководителей. Часто один или двое из этих пяти по своим способностям намного превосходят остальных. Если не собраны «слухи», ваша оценка всего высшего руководства компании окажется слишком завышенной или заниженной – в зависимости от того, с кем вы будете встречаться. Сделав же это, вы можете составить себе довольно точное представление о том, кто в команде особенно силен или слаб, и окажетесь в более выгодном положении, так как сможете встретиться именно с тем должностным лицом, которое хотите получше узнать, и проверить, насколько верными были полученные сведения.

По моему мнению, почти в любой сфере деятельности надо либо все делать хорошо, либо уж не делать вовсе. Когда дело касается выбора акций роста, вознаграждение за правильный выбор бывает столь огромным, а наказание за ошибочное суждение столь сурово, что трудно понять людей, которые предполагают осуществлять выбор акций роста на основе отрывочных сведений. Если инвестор (или специалист по финансам) намерен правильно подойти к поиску акций роста, он всегда должен следовать такому правилу: никогда не встречаться с руководством компании, которая рассматривается им в качестве потенциального объекта для инвестирования средств, до тех пор, пока не собраны, по крайней мере, 50% всех сведений, необходимых для принятия решения. Вступая в контакт с руководителями компании до этого, вы не можете знать, на что следует обратить внимание, поэтому получение правильного ответа на основной вопрос становится делом случая.

Есть и другая причина, по которой, на мой взгляд, важно собрать не меньше половины информации о компании еще до ее посещения. Выдающиеся менеджеры и менеджеры компаний процветающих отраслей получают огромное количество просьб «уделить им время» от людей из инвестиционного бизнеса. Из-за того, что цена, по которой продаются акции их компаний, оказывает на них сильное влияние, обычно они находят время для таких посетителей. Однако в самых разных компаниях я слышал примерно один и тот же комментарий. Никто из ключевых руководителей не будет некорректен с посетителем, но время, которое они ему уделят, будет зависеть в большей степени от оценки компанией степени его компетентности, чем от величины представляемого им финансового интереса (это замечание не распространяется на тех специалистов и руководителей компании, которые сами не участвуют в принятии ключевых решений). Что еще важнее – готовность передавать информацию. Насколько далеко компания пойдет в ответе на конкретные вопросы и в обсуждении жизненно важных проблем, зависит преимущественно от этой индивидуальной оценки посетителя.

Вопрос о том, с кем вам необходимо встретиться (лучше, чтобы это был человек, реально принимающий решения, а не специалист по общественным связям, освещающий вопросы финансов), настолько важен, что надо основательно побеспокоиться, но быть представленным высшему руководству нужными людьми. Если они сотрудники организации – основного потребителя продукции или услуг компании или представляют кого-то из крупнейших ее акционеров и при этом известны руководителям компании, это отлично подойдет для данных целей и позволит протоптать тропинку для первого визита. Подойдут также связи с инвестиционными банкирами, работающими с компанией. Во всяком случае, инвесторы, которые хотят добиться оптимальных результатов от первого посещения, должны быть уверены, что представляющие их люди относятся к ним с уважением и донесут это и до руководителей компании.

Всего за несколько недель до написания этих строк произошел случай, который может проиллюстрировать, какая серьезная подготовка, на мой взгляд, требуется перед первым посещением руководства компании. Я завтракал с двумя сотрудниками крупной инвестиционной фирмы, один из которых работал в инвестиционном банке, обслуживающем две компании из числа тех, в которых были размещены фонды, которыми я управлял. Зная, что я инвестирую в очень немногие компании и обычно долго держу отобранные акции, один из собеседников поинтересовался соотношением между числом компаний, которые я впервые посещаю, и числом компаний, в которые действительно инвестирую. Я попросил его самого догадаться. Он предположил, что я вкладываю средства в одну из двухсот пятидесяти. Другой наш собеседник поспорил, что в каждую двадцать пятую. В действительности это соотношение находится на уровне один к двум – один к двум с половиной. Но это не потому, что каждая вторая-третья компания, замеченная мной, соответствуют моим достаточно жестким стандартам, при которых возможна покупка. Если бы он заменил в вопросе «посещаемые мною компании» на «замеченные мною», наверное, цифры «сорок» или «пятьдесят» как раз подошли бы. А если бы вопрос касался «компаний, рассматриваемых в качестве возможных для проведения исследования» (включая и те, где дело до реального расследования не дошло), то первоначальная оценка – покупка акций одной компании на каждые двести пятьдесят рассмотренных – оказалась бы очень близкой к истине. Он не учел, что я воздерживаюсь от посещения предприятий до тех пор, пока не проделана вся работа по сбору «слухов» и что «метод слухов» столько раз давал мне достаточно точный прогноз относительно того, подходит ли компания под стандарты моих пятнадцати пунктов, что к тому времени, когда я готов идти к руководству компании, уже существует приличный шанс на покупку акций компании. Огромное множество менее привлекательных объектов для инвестиций по пути уже были «выполоты».

Итак, подведем итог тому, как я поступаю, отыскивая акции роста. Наверное, около пятой части моих расследований берут начало из идей, собранных по крупицам у моих друзей, занятых в промышленности, а четыре пятых начинается с «отбраковки» наиболее привлекательных объектов для инвестиций – тех, на которые указали талантливейшие специалисты по инвестиционным ценным бумагам. Эти идеи – не что иное, как одномоментное суждение: на какие компании мне потратить время, занимаясь исследованием, а какие проигнорировать. Затем, после краткого изучения проспекта Комиссии по ценным бумагам, я активно разыскиваю «слухи», постоянно работая над вопросом, насколько близко подходит компания под стандарт моих пятнадцати пунктов. По пути я отбрасываю, за ненадобностью, один за другим предполагаемые варианты инвестиций. Некоторые – из-за того, что накапливаются свидетельства, что они достаточно заурядны, другие – потому, что не могу найти свидетельств, чтобы быть достаточно уверенным в плохом или хорошем. И лишь в редких случаях, когда скапливается множество благоприятных сведений, я делаю заключительный шаг, устанавливая контакт с администрацией. Если после встречи с руководством мои предварительные надежды вполне оправдываются, а некоторые из страхов рассеиваются благодаря убедительным (для меня) ответам, я наконец чувствую, что могу быть вознагражден за все свои старания.

Лучший брокер бинарных опционов

Предвижу возражения – поскольку их доводилось слышать довольно часто, – которые многие выдвинут против такого подхода. Можно ли ожидать, что кто-то потратит такое количество времени в поисках одного-единственного вложения? Почему заранее подготовленные ответы не ожидают нас у любого специалиста по ценным бумагам, к которому мы обратимся с вопросом, что покупать? Я бы просил реагирующих подобным образом обернуться и посмотреть на мир вокруг нас. В какой другой сфере деятельности вы можете вложить 10 тысяч долларов, а через десять лет (лишь изредка устраивая контрольную проверку, чтобы убедиться, что компанию по-прежнему возглавляют менеджеры высокого класса) располагать капиталом стоимостью от 40 до 150 тысяч? Такое вознаграждение ожидает тех, кто удачно выберет акции роста. Логично ли предполагать, что кому-либо удастся проделать это с минимальными усилиями, соответствующими чтению, сидя в кресле, нескольких бесплатно распространяемых, отредактированных в расчете на массового читателя брокерских проспектов, выбирая для таких занятий вечерок в неделю? Мыслимое ли дело, что всякий желающий сможет отхватить такой кусок, заплатив первому попавшемуся специалисту по инвестиционным ценным бумагам 135 долларов комиссионных (именно таков комиссионный сбор Нью-Йоркской фондовой биржи за покупку пакета из 500 акций по цене 20 долларов за штуку)? Насколько я знаю, ни одна сфера деятельности не обещает столь легкого способа получения капиталов. Точно так же его нельзя получить и на фондовом рынке, если только вы или ваш консультант по инвестициям не смогут применить на практике те самые личные качества, которые приносят вознаграждение и в других областях деятельности. А именно: огромное старание в сочетании со способностями, дополненные здравыми суждениям и видением ситуации. Если задействовать эти качества и использовать правила, вроде изложенных в этой главе, для поиска компаний, имеющих высокие оценки по нашей шкале из пятнадцати пунктов, но еще не приобретших того рейтинга в финансовом сообществе, который обеспечивают им такие оценки, вывод становится абсолютно ясен: акции роста, приносящие состояния, найти можно. Однако их не находят каждый день, и их не находят, если не приложили упорного труда.

Содержание Далее

Коттл С. и др. «Анализ ценных бумаг» Грэма и Додда

Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

Кравченко П.П. Как не проиграть на финансовых рынках

Лефевр Э. Истории Уолл-стрит

Лолиш Г. Научите меня играть! Учебник биржевой игры для начинающих

Льюис М. Покер лжецов

МакМиллан Л.Дж. МакМиллан об опционах

Монестье А. Легендарные миллиардеры

Найман Э.Л. Трейдер-Инвестор

Нидерхоффер В. Университеты биржевого спекулянта

Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

Орлов А. Записки биржевого спекулянта. Уроки валютного дилинга

Пайпер Дж. Дорога к трейдингу

Райан Дж. Биржевая игра. Сделай миллионы – играя числами

Рашке Л.Б. Как ловить дни тренда

Робинсон Дж. Миллионеры в минусе или Как пустить состояние на ветер

Стюарт Дж. Алчность и слава Уолл-Стрит

Тарп В.К. и др. Биржевые стратегии игры без риска

Фишер Ф.А. Обыкновенные акции и необыкновенные доходы

Элдер А. Трейдинг с доктором Элдером: энциклопедия биржевой игры

Книги по управлению капиталом
Библиотека успешного трейдера Яндекс.Метрика
Развлекательная литература
Управление рисками Волны Эллиотта Дэйтрейдинг и скальпинг Фьючерсы и опционы Книги по Forex