Книги по техническому анализу Фундаментальный анализ Полный список литературы Торговые стратегии Книги по психологии трейдинга
Лучшие Форекс-брокеры

5). Не идите вслед за толпой

Лучшие бинарные брокеры
Акелис С.Б. Технический анализ от А до Я

Аррингтон Дж.Р. Руководство по управлению рисками

Баффет У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями

Беллафиоре М. Один хороший трейд

Бернстайн П. Против богов: Укрощение риска

Борселино Л.Дж., Комминс П. Дейтрейдер: кровь, пот и слезы успеха

Вайс М.Д. Делай деньги во время паники на бирже

Вильямс Л. Долгосрочные секреты краткосрочной торговли

Гейтс Б. Дорога в будущее

Гюнтер М. Аксиомы биржевого спекулянта

Даглас М. Дисциплинированный трейдер. Бизнес-психология успеха

Дамодаран А. Инвестиционные байки: разоблачение мифов о беспроигрышных биржевых стратегиях

Демарк Т.Р. Технический анализ – новая наука

Дэвидсон А. Скользящий по лезвию фондового рынка

Ильин В.В., Титов В.В. Биржа на кончиках пальцев

Ковел М. Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка

Коннорс Л.А., Рашке Л.Б. Биржевые секреты

Коппел Р. Быки, медведи и миллионеры. Хроники биржевых сражений

Существует важная, но трудная для понимания концепция инвестирования, если у вас нет большого опыта в финансовых делах. Она сложна из-за того, что ее трудно сформулировать, а к математическим формулам она вообще не сводится.


По нашей оценке, на 05.12.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для торговли валютамиNPBFX;

• для торговли бинарными опционамиBinomo;

• для инвестирования в ПАММы и др. инструменты – Альпари;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (более 8700 инструментов – на счете R Trader).


На страницах этой книги я неоднократно затрагивал тему различных факторов, влияющих на курс обыкновенных акций. Отклонение в ту или иную сторону величины получаемого чистого дохода, изменения в руководстве компании, новые изобретения или открытия, изменения процентных ставок или налогового законодательства – это лишь немногие взятые наугад примеры условий, вызывающих повышение или снижение котировок акций конкретно взятой компании. У всех этих факторов есть одно общее свойство. Они отражают реально происходящие вокруг нас явления и процессы, предпринимаемые или ожидаемые в скором времени действия и поступки. Сейчас мы подходим к рассмотрению влияния на цены акций факторов совсем иного свойства, исключительно психологического. Ничто не изменилось ни вокруг нас, ни в экономической ситуации. Просто в финансовом сообществе стали смотреть под другим углом зрения, нежели прежде, на обстоятельства, которые ничуть не изменились. В результате изменившегося подхода к оценке в целом того же набора основных факторов корректируются цена или коэффициент цена/прибыль, по которым представители финансового сообщества готовы покупать эти акции.

На фондовом рынке тоже существует мода с ее прихотями и разными направления, совсем как мода на женскую одежду. Она способна вызвать искажения в соотношении цен и реальной стоимости, сохраняющиеся иногда по несколько лет. Иногда эти искажения могут быть почти столь же драматичными, что и проблемы, возникающие перед продавцом, чей прилавок забит платьями самого высокого качества, но длиной по колено, тогда как в этом сезоне мода требует носить платья длиной до лодыжки. Как-то в 1948 году у меня состоялась беседа с господином, которого я считал способным специалистом по ценным бумагам. Он занимал пост президента Нью-Йоркского общества аналитиков по ценным бумагам, которого, как правило, удостаиваются лишь самые компетентные представители финансовых кругов. Я только что приехал в Нью-Йорк после посещения штаб-квартиры компании Dow Chemical в Мидленде, штат Мичиган. Я упомянул о том, что прибыли компании в этом финансовом году достигнут еще более высокой отметки и что, по-моему, ее акции представляли в то время весьма стоящее вложение средств. Он ответил в том духе, что это, конечно, интересно с точки зрения исторических и статистических исследований, что такая компания, как Dow, смогла заработать так много прибыли в расчете на акцию. Но, по его мнению, эти прибыли еще не делали акции привлекательными, поскольку ясно, что компания пожинает плоды временного послевоенного бума, который не может продолжаться долго. Затем он пояснил, что невозможно судить о реальной стоимости таких акций, пока не наступит послевоенная депрессия, примерно такая же, что последовала за гражданской или Первой мировой войной. К сожалению, в этом обосновании начисто игнорировался потенциал дальнейшего роста стоимости акций, заложенный многими новыми, представляющими большой интерес продуктами, которые разрабатывала в то время компания.

Здесь нам должно быть интересно не то, что прибыли Dow уже никогда в будущем не опускались даже примерно до уровня того года, который был пиком роста, казавшимся ненормально высоким по отношению к предыдущим годам. И не то, что с этого казавшегося высоким плато акции поднялись еще на несколько сот процентов. Интересно другое: почему достаточно компетентный специалист по инвестициям берет тот же самый набор фактов и делает из них выводы о реальной стоимости акций, прямо противоположные тем, которые он сделал бы в другое время?

Ответ следует искать в той ситуации, что существовала с 1947 по 1949 год, когда представители финансовых кругов пребывали в состоянии, близком к массовой галлюцинации. Оглядываясь назад, нам теперь легко рассуждать о том, что страхи того время были почти столь же безосновательными, что и ужас, охвативший в 1492 году экипаж Христофора Колумба. (Большинство матросов на «Санта-Марии» много ночей не смыкали глаз, парализованные страхом, что корабль в любой момент может достичь конца Земли и навсегда исчезнуть.) В 1948 году в кругах инвесторов придавали столь мало значения прибылям, которые приносили обыкновенные акции, в силу широко распространенного убеждения, что ничто не в силах предотвратить грозящую в ближайшем будущем жестокую депрессию и серьезнейшие потрясения на фондовом рынке, подобные тем, что случались спустя равное число лет после двух предыдущих войн. В 1949 году небольшая депрессия действительно имела место. Когда выяснилось, что она носит легкий характер, и в финансовых кругах пришли к выводу, что предстоит уже повышательный, а не понижательный тренд, произошел громадный психологический сдвиг в подходе к оценке обыкновенных акций. За несколько лет, последовавших за депрессией, обыкновенные акции многих компаний более чем удвоились в цене исключительно за счет этого психологического фактора. Те же обыкновенные акции, за которыми стояли более осязаемые изменения, повышающие их реальную стоимость, достигли намного большего, нежели простого удвоения цены.

Крупные подвижки в оценках, приписываемых финансовым сообществом совокупности одних и тех же фактов, никоим образом не ограничиваются только фондовым рынком в целом. Предпочтения, выказываемые отдельным отраслям и компаниям, также беспрерывно меняются, причем под влиянием изменения точки зрения на факты столь же часто, как и под влиянием реальных изменений в условиях деятельности.

Например, в определенные периоды отрасль производства вооружений считалась в кругах инвесторов непривлекательной. Одной из главных отличительных особенностей считалось доминирование одного потребителя – государства. В одни годы оно осуществляет крупные закупки вооружения, в другие резко их уменьшает. Поэтому неизвестно, в какой год в отрасли последует отмена контрактов и «обескровливание» бизнеса.

К этому надо добавить более низкую норму прибыли при работе на правительство и возможности, заложенные в законодательной базе переговорного процесса, по «урезанию» всех статей, позволяющих увеличить прибыль, при том что никогда не учитывается возможность такой ошибки в калькуляции издержек, которая приведет к убыткам. Более того, постоянная необходимость бороться за заказы на новые модели в таких областях, где процесс конструктивных изменений носит непрерывный характер, означает, что риск и авралы не выходят из повестки дня таких компаний. И как бы хороши ни были инженерные службы, невозможно «стандартизировать» ни один процесс, дающий компании долгосрочные преимущества перед агрессивными конкурентами. Наконец, всегда существует «угроза» воцарения мира со всеми вытекающими из этого последствиями для упадка бизнеса. Когда преобладают подобные взгляды, как это случалось неоднократно за прошедшие двадцать лет, акции оборонных предприятий продаются по цене, относительно низкой по сравнению с приходящимися на них прибылями.

Но в последнее время в финансовых кругах из тех же фактов иногда делают и другие выводы. Международное положение таково, что потребность в средствах доставки вооружений сохранится на многие годы. Тогда как общий объем закупок по годам может изменяться, технический прогресс вызывает потребность во все большем количестве всевозможного вооружения, так что долгосрочная тенденция является повышательной. Это означает, что счастливый инвестор, владеющий этой разновидностью ценных бумаг, окажется связанным с одной из очень немногих отраслей, которая не почувствует ближайшего спада деловой активности, который, рано или поздно, придется пережить другим отраслям. Хотя норма прибыли законодательно ограничена, перспективы развития бизнеса для эффективно управляемых компаний настолько хороши, что практически нет ограничений для роста общей величины чистой прибыли. Когда такие взгляды являются доминирующими, абсолютно те же факты, характеризующие условия деятельности, получают совсем иную оценку. Акции продаются на совсем иных основаниях.

Можно приводить одну отрасль за другой в качестве примеров того, как за последние двадцать лет одни представления сменялись в финансовых кругах совершенно иными, что непосредственно отражалось на курсовой стоимости акций. В 1950 году акции фармацевтических компаний в целом оценивались в части наличия желательных для инвестирования характеристик наравне с акциями компаний химической промышленности. Длительный устойчивый рост, вызванный замечательными открытиями и резким ростом уровня жизни, казалось, гарантировал, что лучшие из этих акций всегда будут продаваться по ценам, находящимся в том же соотношении с доходами на акцию, что и у лучших химических компаний. Затем одна фармацевтическая компания попала в трудное положение с ранее вполне успешным продуктом. На финансовые круги снизошло озарение, что в этой области компания, доминирующая на рынке сегодня, не застрахована от того, что завтра не сможет сохранить свое место в числе лидеров. Началась общая переоценка отрасли в целом. В сделках стали преобладать совершенно иные соотношения цена/прибыль, и все это, за исключением единственного случая, не вследствие изменения фактов и обстоятельств, а из-за совершенно иной оценки тех же самых фактов.

В 1958 году произошло прямо противоположное. В этот год, год спада деловой активности, одной из немногих отраслей, спрос на продукцию которых не снизился, но даже возрос, была фармацевтическая промышленность. Прибыли большинства компаний этой группы поднялись до новых отметок. В то же время доходы производителей в химической отрасли довольно резко упали – в основном по причине избытка мощностей после завершившегося перед этим значительного расширения производства. Переменчивое финансовое сообщество вновь принялось резко поднимать соотношение цена/прибыль в акциях фармацевтических компаний. Акции химических компаний тем временем стали казаться ему вовсе не такими привлекательными, как ранее. Все это было следствием одного только изменения оценок. Не произошло ничего реально значимого, никаких изменений фундаментального свойства.

Уже через год эти новые настроения были забыты. Поскольку лучшие химические компании были среди первых, кто восстановил способность приносить доход, а тенденция роста объема продаж вскоре привела к росту прибылей до рекордных отметок, они довольно быстро восстановили временно утраченный престиж. Имея, с одной стороны, долгосрочный фактор появления все новых и новых эффективных лекарственных препаратов, укрепляющих акции фармацевтических компаний, а с другой – правительственные предписания по изменению патентной политики и ценовые ограничения, в ближайшие несколько лет будет интересно увидеть, продолжится ли указанный процесс или акции фармацевтических компаний начнут сдавать свои позиции.

В первом издании я затронул эту тему. Приведя один, тогда еще свежий, пример, я писал:

«Еще один пример – происходящее прямо на наших глазах изменение оценок. На протяжении многих лет акции станкостроительных предприятий продавались с очень низким соотношением цена/прибыль. Производство станков почти единодушно воспринималось как яркий пример отрасли, живущей по правилу «то взлет, то падение». Какими бы высокими ни были в этой отрасли прибыли, они значили мало, поскольку были результатом общего подъема и не могли продолжаться долго. В последнее время заметно влияние новой школы, хотя и не доминирующей во взглядах на эту проблему, но завоевывающей все новых сторонников. Ее представители утверждают, что с окончанием Второй мировой войны разворачивается очень важный процесс. Промышленность в целом переходит от планирования капиталовложений на краткосрочной основе к долгосрочному планированию. В результате устраняется основная причина, по которой развитие станкостроительных компаний носит ярко выраженный флуктуационный характер. Высокий уровень оплаты труда и наметившаяся тенденция к ее росту предотвратят на многие годы, если не навсегда, возврат к модели развития по правилу «то взлет, то падение». Продолжающийся технический прогресс ускоряет процесс устаревания продукции этой отрасли, и эта тенденция сохранится. Поэтому, в отличие от преимущественно циклического характера развития довоенного периода, тенденция роста, наметившаяся в последнее время, должна продолжиться и в будущем. Автоматизация может сделать этот рост весьма впечатляющим.

Под влиянием тех, кто рассуждает подобным образом, лучшие акции станкостроительных компаний сейчас оцениваются по отношению к фондовому рынку в целом несколько выше, чем еще несколько лет назад. Они пока продаются со сравнительно низким коэффициентом цена/прибыль, поскольку представления о крайне циклическом характере отрасли оказывают все еще сильное влияние, хотя уже и не такое сильное, как прежде. Если финансовое сообщество станет все более склоняться в пользу перспективы «нециклического» роста для акций станкостроительных компаний, этот коэффициент продолжит повышаться. Если вновь возобладает концепция «взлета и падения», акции будут продаваться с более низким по отношению к нынешнему уровню коэффициентом цена/прибыль.

Этот пример хорошо поясняет, как следует вести себя инвестору, рассчитывающему на приобретение акций с максимальной выгодой. Основываясь на фактах и логике, он должен изучить преобладающие в финансовых кругах настроения в отношении как отрасли в целом, так и конкретно взятой компании, акции которой он намеревается купить. Обнаружив отрасль или компанию, оказавшиеся у финансового сообщества «не в моде», оцененные им значительно ниже, нежели можно было ожидать, исходя из анализа реального положения дел, инвестор, если он не пойдет «вслед за толпой», сможет собрать неплохой урожай. Делая вложения средств в компании и отрасли, находящиеся на момент времени «в фаворе» финансового сообщества, следует убедиться в реальной оправданности таких покупок и в том, что инвестор не платит фантастическую цену за акции, которые стали одной из «причуд моды» просто по причине излишне благожелательной интерпретации фактов.

Сегодня мы, конечно, знаем, верны ли предположения о том, что станкостроение утратило резко циклический характер. Спад 1957 года полностью развенчал теорию о том, что долгосрочное корпоративное планирование предохраняет акции отрасли от свойственной им в норме крайней чувствительности к нисходящей фазе цикла деловой активности.

Однако на каждую решенную проблему приходятся десятки новых, выдвигаемых ускоряющимся прогрессом в развитии современной техники, из анализа которых инвестор сможет извлечь прибыль, если он умеет мыслить самостоятельно и приходит к правильному решению тогда, когда большинство в финансовых кругах склоняется к противоположному мнению. Действительно ли заслуживают нынешних своих высоких оценок акции «экзотических» топливно-энергетических компаний и менее крупных фирм в сфере электроники? Не ожидает ли производителей ультразвукового оборудования такое хорошее будущее, что можно пренебречь средним соотношением цена/ прибыль? Если доходность компании имеет своим источником необычайно высокую долю зарубежных операций, то лучше это или хуже для американского инвестора? Все это проблемы, о которых представления «толпы» могут зайти слишком далеко. Если инвестор размышляет над вложением средств в одну из компаний, затронутых этими проблемами, ему важно понять, какие тенденции носят фундаментальный характер и продолжат действовать, а какие являются прихотью моды.

Лучший брокер бинарных опционов

Прихоти инвестиционной моды и искаженная интерпретация фактов могут продлиться несколько месяцев или даже лет. В конечном счете, реальность не только возьмет верх, но зачастую может на какое-то время обратить движение акций вспять. Способность видеть «поверх толпы», не обращая внимания на господствующее мнение, чтобы выяснить, каковы реальные факты, может принести ее обладателю, вкладывающему средства в обыкновенные акции, щедрое вознаграждение. Однако это одно из качеств, которые нелегко в себе развить; мнение людей, с которыми мы связаны, оказывает на наш образ мыслей мощное воздействие. Есть, однако, фактор, о существовании которого мы должны знать, который может удержать нас от бездумного следования за толпой. А именно понимание того, что финансовое сообщество обычно запаздывает с признанием фундаментального изменения условий деятельности компании, если только оно не ассоциируется у всех с именем известного руководителя или очень ярким событием. Акции компании ABC, несмотря на привлекательность отрасли, продаются по очень низкой цене из-за того, что она плохо управляется. Если в компанию в качестве нового президента приходит очень известная фигура, акции обычно сразу же повышаются. Но реакция рынка может быть даже избыточной, поскольку на волне всеобщего энтузиазма инвесторы могут упустить из виду время, необходимое для того, чтобы провести фундаментальные изменения. Однако если движение к первоклассному управлению возглавит блестящая команда дотоле малоизвестных руководителей, то еще многие месяцы и годы компания будет оставаться на плохом счету в финансовых кругах, а ее акции так и будут продаваться с низким соотношением цена/прибыль. Распознавание подобных ситуаций до начала раскрутки цен, которая неизбежно последует за корректировкой оценок акций представителями финансового сообщества, является простейшим способом, который начинающий инвестор может использовать для того, чтобы развить навыки самостоятельного мышления и не брести бездумно вслед за толпой.

Содержание Далее

Коттл С. и др. «Анализ ценных бумаг» Грэма и Додда

Кохен Д. Психология фондового рынка: страх, алчность и паника

Кравченко П.П. Как не проиграть на финансовых рынках

Лефевр Э. Истории Уолл-стрит

Лолиш Г. Научите меня играть! Учебник биржевой игры для начинающих

Льюис М. Покер лжецов

МакМиллан Л.Дж. МакМиллан об опционах

Монестье А. Легендарные миллиардеры

Найман Э.Л. Трейдер-Инвестор

Нидерхоффер В. Университеты биржевого спекулянта

Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

Орлов А. Записки биржевого спекулянта. Уроки валютного дилинга

Пайпер Дж. Дорога к трейдингу

Райан Дж. Биржевая игра. Сделай миллионы – играя числами

Рашке Л.Б. Как ловить дни тренда

Робинсон Дж. Миллионеры в минусе или Как пустить состояние на ветер

Стюарт Дж. Алчность и слава Уолл-Стрит

Тарп В.К. и др. Биржевые стратегии игры без риска

Фишер Ф.А. Обыкновенные акции и необыкновенные доходы

Элдер А. Трейдинг с доктором Элдером: энциклопедия биржевой игры

Книги по управлению капиталом
Библиотека успешного трейдера Яндекс.Метрика
Развлекательная литература
Управление рисками Волны Эллиотта Дэйтрейдинг и скальпинг Фьючерсы и опционы Книги по Forex